?

Log in

No account? Create an account
Теодор Старджон, "Борговля тутылками" (4) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Август 7, 2015
12:15 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Теодор Старджон, "Борговля тутылками" (4)
       Но если вы думаете, что я остановился на этом и что мне нравилось просто получать дармовые денежки, то вы ошибаетесь. Это не для меня. Если бы!.. Нет, славы мне захотелось. Эффектов. Стал, видите ли, вспоминать события последних месяцев и вспомнил, как эта сумасбродка Одри заявила, что из меня никогда ничего не выйдет. И мало мне было, что я уже доказал себе обратное. Захотелось повыпендриваться перед старыми приятелями.

       И не то чтобы я забыл, что говорил коротышка из "Борговли тутылками" насчет использования таланта ради показухи, пустого хвастовства, а тем более мести. Я решил, что и вправду большая шишка. Короче, зарвался. Вообразил себя самым основным. Еще бы, стоило мне послать одного из моих призраков, и я уже знал, кто, что, где и когда делал. С тенью профессора за спиной я мог выяснить всё обо всех. Против меня никаких зацепок не было, а сам я мог переговорить, перехитрить и перемудрить любого. Короче, храбрый портняжка. И вот что стало приходить мне в голову: что толку в моих успехах, если парни из Вест-Сайда ничего о них не знают? И ещё: Счастливчик Сэм лопнет от злости, когда увидит, как я разъезжаю по Бродвею в новехонькой шеститысячной колымаге! И наконец: подумать только, я ещё тратил время и слезы на эту набитую дуру Одри!.. Короче говоря, я предоставил слово своему комплексу неполноценности. Вёл себя как последний болван, каким, в сущности, и был. В общем, я не выдержал и отправился на Вест-Сайд.

* * *


       Была холодная зимняя ночь. Я тщательно навёл лоск на себя самого и на свою машину, чтобы у встречных глаза на лоб лезли. Жаль, что я не привёл вместо этого в порядок собственные мозги.

       Я с ходу затормозил у бильярдной Кэйтси - так, чтобы тормоза скрипнули как можно громче, и все двадцать четыре цилиндра ревели по-драконьи, пока я не вырубил двигатель. Но выйти из машины не спешил, а развалился на сиденье, зажёг дорогую сигару, сбил шляпу набок и нажал сигнал. Сорок восемь секунд авто играло "Такседо Джанкшн" Хокинса и Джонсона. И только после этого я соблаговолил поднять глаза к дверям бильярдной.

       Сперва я подумал, что, раз меня так встречают, не стоило сюда и приезжать; а потом я забыл об этом и думал уже только о том, как отсюда смотаться.

       В освещённых дверях бильярдной стояли в небрежных позах двое. Кстати, это был узенький переулок - если бы не бильярдная, совсем тёмный. Приглядевшись, я разобрал, что один из двоих в дверях бильярдной - сам Счастливчик Сэм, а второй - Фред Беллью. Они просто стояли и молча смотрели на меня. Только когда я приветствовал их: "Привет, мелкота! Узнаете?" - я заметил, что по обе стороны освещённого входа, в тени, стены подпирают остальные парни. Вся кодла. Ничего себе! Слишком это вышло... словно ждали. Мне это не понравилось.

       - Привет, - сказал Фред спокойно. Он никогда не любил выпендрёжа. Разумеется, другого я и не ждал. Но тут в первый раз почувствовал привкус дешёвки. И все-таки вылез из тачки и позволил им полюбоваться на мои блестящие пёрышки.

       Сэм хмыкнул и пробормотал: "Индюк!.." Довольно громко. Еще кто-то хихикнул, а из темноты заулюлюкали. Я подошёл к Сэму и ухмыльнулся. Правду сказать, ухмыляться мне вовсе не хотелось.

       - Я так давно тебя не видел, - сказал я, - что уже и забыл, какая ты задница. Как дела?
       - Я-то в порядке, - ответил он и добавил самым оскорбительным тоном: - Я зарабатываю свои деньги.
       Прокатившийся в толпе ребят ропот ясно дал понять, что самым разумным было бы усесться в мое сверкающее авто и убраться отсюда. Но я остался.

       - Умника строишь? - пробормотал я. Теперь я понял, что ребята были навеселе. Я, похоже, влип. Сэмми сунул руки в карманы и посмотрел на меня сверху вниз. Он был единственным коротышкой, которому удавался такой взгляд. После неприятной паузы он произнес:
       - Лучше бы тебе отправляться обратно к своим хрустальным шарам и кофейной гуще. Мы, знаешь ли, уважаем ребят, которые потеют, чтобы заработать. Мы уважаем даже и тех, кто зарабатывает не совсем законно, если они умнее, ловчее и сильнее других. Но ловко подвешенный язык и немного везения - это совсем другое дело. А теперь пшёл вон.

       Я беспомощно огляделся. Что просил, то и получил... А чего я, собственно, ожидал? Я что, рассчитывал, что ребята будут становиться в очередь, чтобы пожать мне руку, если я так обставлю свое появление?

       Они вроде бы и не двигались почти, но в следующий момент как-то сразу обступили меня со всех сторон. Похоже было на то, что если я не придумаю что-нибудь, и немедленно, мне намнут бока. А если уж ребята брались за это дело, можете мне поверить, делали его как следует. Я вдохнул поглубже.

       - Слушай, Сэм, я у тебя ничего не прошу. В том числе и советов.
       - Советов?! - он вспыхнул, - Эти твои сеансы! Не волнуйся, мы тут кое-что слышали о тебе. Облапошиваешь несчастных вдовушек. Полсотни за раз - "Беседы с Незабвенными Усопшими"! Психичный консультант! Классная удочка! Что, нечем крыть?

       Ну, теперь-то я снова чувствовал твердую почву под ногами.

       - Так я, по-твоему, шарлатан? Так, да? Да стоит мне захотеть, и я напущу на тебя такие кошмары, что у тебя, готов спорить, волосы навсегда дыбом встанут... если, конечно, тебе хватит духу отправиться куда я скажу!
       - Значит, готов спорить? Ну-ну. Забавно! Ребята, вы слышите? - Он засмеялся и заявил, скривив рот: - Ты сам этого хотел. Ну что ж, мистер богач, вызов ваш - а я принимаю. Фред будет записывать ставки. Как насчет десяти твоих вонючих долларов за каждый мой? Фред, прими десятку!
       - Ставлю двадцать к одному! - Я почти сорвался в истерику.- Но клянусь, я приведу тебя к самому гнусному, грубому, склочному, неотёсанному и мерзкому призраку из всех, о каких тебе когда-нибудь придётся услышать!

       Толпа так и взвыла. Сэм хохотал с ними вместе, но не выказывал желания пойти на попятный. В этой компании спор - это спор, и когда ударили по рукам, отступать некуда. Он принял мой вызов, сам назвал условия и теперь не мог увиливать. Так что я просто кивнул и сунул Фреду пару сотенных. Фред и Сэм уселись в машину, а когда мы отъезжали, Сэм высунулся наружу и помахал ребятам.

       - Эй, парни, до встречи в аду! - закричал он. - Я собираюсь встретиться со страшным привидением, и либо оно меня напугает до смерти, либо я его!

       Я погудел, чтобы расчистить дорогу в улюлюкающей толпе, и уехал. Развернулся на бульваре и поехал из города.

       - Куда едем? - спросил немного погодя Фред.
       - Да тут, недалеко, - ответил я, хотя еще не решил. Надо было найти поблизости место с самым что ни на есть гадостным привидением - таким, чтобы Сэм наложил в штаны. Я бы тогда помирился с ребятами.

       Я открыл бардачок, и Айки высунулся наружу. Айки - это бедолага-чертёнок, которому защемило хвост металлическими листами, когда машину собирали, так что он был вынужден сидеть в бардачке, пока моя колымага не развалится.
       - Эй, Айк! - прошептал я. Малыш уставился на меня бойкими глазками, в которых отсвечивала красным освещавшая салон лампочка. - Айк, свистни профессору, ладно? Я сам не хочу кричать, чтобы эти две рожи сзади не услышали. Тебя-то им не услышать.
       - Ладно, босс, - пискнул Айк и, вложив пальцы в рот, свистнул - так, что кровь в жилах остановилась. Это был условный сигнал для профессора. Старикашка появился впереди машины, некоторое время летел перед ветровым стеклом, а потом проскользнул в салон через щёлочку в окне. Я приоткрыл его совсем чуть-чуть.

       - Господи,- пропыхтел он,- нельзя ли в другой раз не вызывать меня во мчащийся на всех парах автомобиль? Я едва вас догнал!
       - Не надо, проф, - прошептал я. - Если вы захотите, то перехватите “Стратокрузер” [*](двухпалубный четырёхмоторный дальнемагистральный авиалайнер компании «Боинг» 1950-х годов. Странно, потому что, судя по истории с лишившимся памяти призраком, действие рассказа происходит в 1930-е годы). Слушайте, у меня тут есть один тип, который мечтает повстречать действительно страшного призрака. Есть у вас такой на примете?
       - А как же. Помните, я вам рассказывал о доме старика Вольфмейера?
       - Ещё бы. Да уж, хуже не придумаешь.
       - Это то что вам надо. Только не просите меня пойти с вами. Никто из наших не поддерживает с Вольфмейером никаких отношений. И Бога ради, будьте осторожнее!
       - Ничего, я с ним справлюсь. Это где?

       Он подробно объяснил дорогу, пожелал мне доброй ночи и был таков. Я немного удивился: мы с профессором бывали в самых разных местах, и до сих пор он не отказывался от приключений. Впрочем, пусть его. Я пожал плечами и поехал по указанному адресу. Господи, лучше б я и не узнавал его никогда.

       Ехать надо было за город, на одну старую ферму. Там и повесился когда-то Вольфмейер. Тот еще тип из пенсильванских голландцев - как был при жизни сволочью, так ею и остался. Причем и теперь вёл себя не по-людски. Он прекрасно знал, что останется на своей ферме весь остаток вечности, если не исправит все свои гадости. Только это его нимало не заботило. Наоборот, характер у него испортился окончательно, и он стал самым поганым призраком в штате, а может, и во всей стране. С тех пор как старикашкин труп рассыпался в петле в прах, в доме умерли семь человек - трое жильцов, попытавшихся поселиться на ферме, двое бродяг и два специалиста по привидениям. И все они повесились. Это был стиль Вольфмейера. Ему, похоже, очень нравилось быть страшным призраком. Во всяком случае, он делал всё, что было в его силах.

       Разумеется, я не собирался причинять Счастливчику Сэму никакого вреда. Просто решил проучить его немного. И вот что вышло...

       Мы приехали на ферму к полуночи. Доро́гой я рассказывал им о Вольфмейере и о том, что от него можно ожидать. Они смеялись, так что я заткнулся и остаток дороги провел в молчании. Уже у фермы Фред объявил условия. Чтобы выиграть, Сэм должен был оставаться в доме до рассвета. Ему нельзя было звать на помощь или выходить наружу. Он должен был принести с собой моток веревки, соорудить петлю и приладить ее к "балке Волъфмейера" - той самой толстенной дубовой балке, на которой удавился старик, а за ним ещё семеро. Это была дополнительная приманка для Вольфмейера, и я сам это придумал. Я должен был пойти в дом вместе с Сэмом, чтобы контролировать ситуацию и вмешаться, если дело зайдет слишком далеко. Фреду же полагалось оставаться в машине в сотне ярдов от дома и ждать.

       Я припарковал машину на условленном расстоянии, и мы с Сэмом вышли. Сэм нацепил через плечо мою буксирную веревку, на которой он уже завязал петлю. Фред к этому времени притих и посерьезнел.

       - Что-то не нравится мне всё это,- сказал он, глядя на дом Вольфмейера. Дом был похож на огромного злого зверя, отползшего от дороги и задумавшегося о чем-то недобром.
       - Ну, Сэм,- сказал я,- может, заплатишь прямо сейчас, и будем считать вопрос решенным?

       Сэм проследил за взглядом Фреда. Да, место было жутковатое, да и алкоголь уже выдохся. Он с минуту подумал, но ухмыльнулся и пожал плечами.
       - Нет, чёрт возьми. Я туда пойду. Декорациями ты меня не запугаешь. Это всё липа.

       Неожиданно вмешался Фред:
       - Я теперь думаю, что это всё-таки не липа, Сэм.
       Хотя по лицу Сэма было видно, что и он колеблется, упрямство его удержало.
       - Пошли, что ли. Шарлатан... - и направился к дому.

       Мы пробрались в дом через окно первого этажа. Я вытащил фонарик, и мы прошли к знаменитой балке. Она была из тех балок, которые любят отражать звук шагов и, превратив в насмешливый шёпот, отправлять его в путешествие по тёмным комнатам и коридорам, где этот шепот будет скитаться долго-долго...

       Пол под балкой был в темных пятнах.

       Я помог Сэму привязать веревку и выключил фонарик. Ему, наверно, пришлось несладко. Со мной-то все было в порядке - я увидел бы призрака раньше, чем он добрался бы до меня, к тому же всё равно меня ни один призрак увидеть не мог. Кроме того, для меня пол и стены освещались разноцветной фосфоресценцией вездесущих призрачных растений. Жаль, что Сэм не мог видеть призрачную плесень, буйно разросшуюся на пятнах под балкой.

       Сэм уже тяжело дышал, но я понимал, что необходимо что-то посильнее темноты и тишины, чтобы пронять его как следует.
       Он должен был остаться один и принять гостя...

       - Ну пока, крошка,- бросил я, хлопнул его по плечу и удалился.

       Я вышел из дома нарочито шумно, чтобы Сэм это слышал, а затем тихонечко вернулся обратно. Это было действительно самое пустынное место, какое я когда-либо видел. Даже призраки держались подальше отсюда, не считая, разумеется, самого Вольфмейера. Здесь царили только пышная растительность, не видимая никому, кроме меня, и гробовое молчание, которое нарушалось лишь дыханием Сэма. Минут через десять я убедился, что Счастливчик Сэм храбрее, чем я думал. Придется его пугать. Сам себя напугать он не мог или не хотел...

       Я присел у стены соседней комнаты и устроился поудобнее. По моим расчетам, Вольфмейер вот-вот должен был показаться. Я искренне надеялся, что смогу остановить его раньше, чем дело зайдет слишком далеко, - мне хотелось всего лишь преподать урок зазнайке. Я был слишком уверен в себе - и совершенно не готов к тому, что произошло.

       Я смотрел в сторону двери напротив и вдруг понял, что уже несколько минут там мерцает еле видимый свет. Он был зелёный, цвета плесени и разложения, и постепенно усиливался. Запахло чем-то неуловимо тягостным. Пожалуй, пахло трупом, разложившимся настолько, что запах почти исчез. Это было очень страшно, и я, откровенно говоря, сам испугался до полусмерти. Правда, через несколько секунд я вспомнил, что неуязвим для призраков, покрепче прижался к стене и решил следить за развитием событий.

       И появился Вольфмейер.




БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (1)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (2)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (3)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (4)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (5)

Tags: , ,

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com