?

Log in

No account? Create an account
Роберт А.Хайнлайн, "ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ТОРГОВАЛ СЛОНАМИ" (2) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Август 14, 2015
11:47 am
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Роберт А.Хайнлайн, "ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ТОРГОВАЛ СЛОНАМИ" (2)
     Они добрались до места назначения просто в два счета; новый водитель не только нагнал потерянное время, но, похоже, и обогнал график. Их встречала перекинутая через дорогу арка с надписью:


ВСЕАМЕРИКАНСКАЯ ЯРМАРКА
И ВЫСТАВКА ИСКУССТВ


и ниже:

ДА ПРЕБУДЕТ С ВАМИ МИР И БЛАГОВОЛЕНИЕ
[*]

(Имеется в виду цитата из Евангелия от Луки (Лук.2:14) — "слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!" — ангельская песнь, пропетой при благовестии пастухам о Рождении Иисуса Христа. В православной церкви – часть Великого славословия; в католической церкви Великому славословию соответствует гимн “Gloria in Excrlsis Deo").
</b>

     Они въехали под арку и остановились.

     Миссис Эванс подскочила.
     – У меня здесь встреча – надо бежать! – объяснила она и засеменила к двери. Обернувшись у выхода, она крикнула: – До скорого, молодой человек! Встретимся на Главной улице! – и исчезла в толпе.
     Джон Уоттс вышел последним и обернулся к водителю.
     – Да... э-ээ... вот насчет моего багажа. Я бы хотел...
     Но водитель уже снова завел мотор.
     – О багаже не беспокойтесь! – крикнул он. – О вас позаботятся!
     И огромный автобус отъехал.
     – Но... – Джон Уоттс замолчал: всё равно автобус уехал. В общем, ничего страшного, конечно – но как он будет без очков-то?
     Но за его спиной весело шумел праздник, и это решило дело. В конце концов, подумал он, это подождет до завтра. Если что-то интересное будет слишком далеко от его близоруких глаз – он подойдет поближе, вот и всё.
     Решив так, он встал в хвост очереди у ворот и вскоре прошел в них.

     И оказался, безусловно, в гуще величайшего праздника из всех, какие когда-либо придумывались к вящему поражению человечества. Вдвое больше, чем всё, что есть у вас за окнами, вдвое шире всего белого света; ярче самых ярких ламп, новее новёхонького – потрясающий, величественный, захватывающий дух и повергающий в трепет, огромный и суперколоссальный – и еще весёлый и интересный. Каждый штат, каждый город и каждая община Америки прислали всё лучшее, что у них было, на это великолепное празднество. Чудеса Ф.Т.Барнума, Рипли и всех наследников Тома Эдисона [*] (Ф.Т.Барнум (1810-1891) – основатель самого известного цирка США, знаменитый деятель шоу-бизнеса; Дж.Рипли (1802-1880) – американский религиозный философ, социалист-утопист и общественный деятель; Т.А.Эдисон (1847-1931) – знаменитый изобретатель и промышленник). были собраны вместе. Со всех концов бескрайнего континента привезли сюда все дары и сокровища богатой и щедрой земли и творения изобретательного и трудолюбивого народа, – а заодно и праздники этого народа, сельские и городские, все ярмарки, все представления, юбилеи и годовщины, шествия и гулянья, карнавалы и фестивали. Результат вышел столь же американским, как клубничный пирог, и таким же грубовато-ярким, как рождественская ёлка, – и всё это сейчас раскинулось перед ним, шумное, полное жизни, запруженное праздничными, весёлыми толпами.
     Джонатан Уоттс набрал полную грудь воздуха и очертя голову нырнул в пёстрый водоворот праздника.

     Он начал с Фортсвортской Юго-Западной Выставки-Ярмарки Тучного Скота – и целый час любовался кроткими беломордыми волами, каждый из которых был шире и квадратнее конторского стола, и спина каждого была столь же плоской и необъятной, и каждый был вымыт и вычищен до блеска, и шерсть каждого аккуратно расчесана на пробор от головы до крупа; любовался крохотными однодневными чёрными ягнятами на подгибающихся, точно резиновые, ножках – ягнята по молодости лет даже не осознавали ещё своего существования; тучными овцами со спинами, почти столь же широкими, что и у волов – а серьёзные пареньки-работники всё подравнивали и прихлопывали завитки шерсти, дабы поразить придирчивых судей и получить вожделенный приз. А рядом шумела Помонская ярмарка с тяжеловесными першеронами и изящными рысаками-паломинцами со знаменитого ранчо Келлога. Тут же, разумеется, и бега – они с Мартой всегда любили бега. Он выбрал упряжку с верным, как ему казалось, претендентом на победу – рысаком из прославленной линии Дэн Пэтча [*] (Дэн Пэтч – скаковой конь, в 1905 году поставивший рекорд скорости, который продержался до 1938 г.), поставил – и выиграл, и тут же поспешил дальше, потому что надо было увидеть еще так много интересного! Ведь тут же, рядом, раскинулись и другие ярмарки: Йакимская яблочная, Вишнёвый фестиваль Бьюмонта и Бэннинга, Персиковая Ярмарка Джорджии. Где-то наяривал оркестр: "О, Айова, о, Айова – край высокой кукурузы!.."

     В этот момент Джон Уоттс наткнулся на розовый ларек с розовой сахарной ватой.
     Марта сахарную вату обожала. На Мэдисон-Сквер-гарден или на Большой окружной ярмарке – словом, где бы то ни было, – Марта первым делом направлялась туда, где торговали сахарной ватой.
     – "Большую порцию, дорогая?" – пробормотал он себе под нос с полной иллюзией того, что стоит сейчас обернуться – и он увидит, как она весело кивает.
     – Большую, пожалуйста, – сказал он продавцу.
     Пожилой продавец явно и сам принимал участие в карнавале – на нём был черный фрак и белая крахмальная манишка. Он с великим достоинством и важностью обращался с огромными комьями сладкой розовой паутины. Свернув фунтик из бумаги, он с торжественной важностью поднёс заказчику эту уменьшенную модель рога изобилия. Джонни протянул ему полдоллара. Продавец с поклоном принял монету, разжал пальцы – и монета исчезла. Что, и всё? А сдача?..
     – А что... вата у вас по пятьдесят центов? – неуверенно и застенчиво спросил Джонни.
     – Что вы, сэр, – старый фокусник извлек монету из лацкана Джонни и, поклонившись, вручил её владельцу. – Это за счёт заведения – я вижу, вы участник. И в конце концов, что значат деньги?..
     – Э-ээ... ну то есть спасибо, конечно, но, э-ээ, я, видите ли, не то чтобы участник, знаете, – я...
     Старик пожал плечами.
     – Если Вам угодно сохранять инкогнито – кто я такой, чтобы оспаривать Ваши решения? Но Ваши деньги тут недействительны.
     – Э-ээ... если вы так считаете.
     – Вы сами увидите.
     Тут Джонни почувствовал, как что-то потерлось о его ногу. Это был пёс той же породы... то есть той же беспородности, что и Биндльстиф. Пёс взирал на него снизу вверх и с обожанием вилял хвостом – даже не хвостом, а всем, что было позади ушей.
     – Эй, привет, старина! – Он потрепал пса по спине, и его глаза затуманились: собака и на ощупь была точь-в-точь как Биндльстиф. – Ты что, парень, потерялся? Вот и я тоже. Может, нам стоит держаться вместе, а? Кстати, ты не голоден?
     Пёс лизнул ему руку. Джонни повернулся к продавцу сахарной ваты.
     – Где тут можно купить сосисок?
     – Прямо позади вас, сэр. На той стороне улицы.
     Джонни поблагодарил, свистнул псу и поспешил через улицу.
     – Полдюжины хот-догов, пожалуйста.
     – Сию секунду! Просто с горчицей, или с полным гарниром – лук, салат и прочее?
     – О, простите. Я хотел их сырыми – это для собаки.
     – Ясно. Получи́те!
     Продавец протянул ему шесть "венских" сосисок, завёрнутых в бумагу.
     – Сколько с меня?
     – С наилучшими пожеланиями – за счёт заведения.
     – Простите?..
     – Знаете, говорят – "у всякого пса есть свой счастливый день". Так вот, сегодня такой день у него.
     – О. Что ж, спасибо.
     Он услышал, что праздничный шум вокруг усилился – и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как проходят первые платформы Жрецов Паллады, прямо из Канзас-Сити. Его новый приятель тоже увидел процессию и залаял.
     – Тихо, старик, тихо!
     Он принялся разворачивать пакет с сосисками; тут кто-то на другой стороне улицы свистнул – пёс метнулся на звук, проскочив между колесниц, и был таков. Джонни рванулся было следом, но ему сказали, что придется подождать, пока пройдёт процессия. Между колесницами он пару раз заметил пса – тот весело прыгал вокруг какой-то женщины. Из-за сверкания огней на платформах и, конечно, ввиду отсутствия очков он не мог разглядеть её, но было ясно, что пёс ее знает – он приветствовал её с тем искренним и безграничным энтузиазмом, какой доступен лишь собакам.
     Он поднял пакет с сосисками и помахал им женщине; та помахала в ответ, но грохот оркестра и шум толпы не дали им возможности обменяться словами. Тогда он решил полюбоваться пока шествием, а когда оно кончится – найти дворнягу и ее хозяйку. Сразу, как пройдет последняя платформа...

     Насколько он мог судить, это был лучший парад Жрецов Паллады изо всех, что ему приходилось видеть. Кстати: этот парад не проводили уже довольно много лет. Наверно, возродили его специально к этой ярмарке.
     Да, это вполне в духе Канзас-Сити, большого маленького города. Самый его любимый город. Вряд ли есть другие, сравнимые с ним... разве что Сиэтл. И, конечно, Новый Орлеан.
     И Дулут. Чудесный город. Ах да, еще Мемфис... А хорошо бы быть владельцем автобуса: из Мемфиса – в Сент-Дио, из Нэтчеза – в Мобайл...
     Мобайл – вот замечательное место!..

     Парад прошел, за ним спешила галдящая толпа ребятишек. Джонни поспешил через улицу. Женщины не было – ни её, ни её пса. Он еще раз внимательно огляделся. Нет, собаки не видно. И женщины с собакой тоже.
     Он побрёл, куда глядели глаза, готовые к новым чудесам Ярмарки. Но думал он о собаке. Пёс действительно был точь-в-точь как Биндльстиф... и он хотел бы познакомиться с его хозяйкой: женщина, которой нравится такой пёс, сама должна быть отличным человеком и вполне в его духе. Он купил бы ей мороженого, – а может, и уговорил бы дойти с ним до Главной улицы. Марта бы это одобрила. Марта бы, конечно, знала, что ничего дурного у него на уме нет.
     И потом, кто примет всерьёз немолодого толстого коротышку?

     Но вокруг было столько чудесного, что для таких мыслей места не осталось. Он вдруг оказался в самой гуще Зимнего Карнавала из Сент-Пола, сказочным образом перенесённого в лето. Пятьдесят дет он проходил в январе – но вот же он, здесь, на макушке лета, бок о бок с Пендельтонской ярмаркой, Праздником Изюма из Фресно, Колониальной Неделей из Аннаполиса. Джонни успел, правда, только к концу Зимнего карнавала, – но все-таки успел как раз вовремя, чтобы увидеть свой самый любимый номер, труппу фигуристов "Олд Смуфиз", которые ради такого случая, видимо, оставили заслуженный отдых, и так же гладко, как в былые времена, скользили под звуки "Свети, сияй, полная луна...".
     Его глаза снова затуманились, и очки тут были ни при чем.

     Выбираясь из этой толпы, он наткнулся на плакат: "ДЕНЬ СЭДИ ХОКИНЗ – ХОЛОСТЯКИ, СЮДА!" [*] (День Сэди Хокинз – шуточный праздник, основанный на героине комикса "Малыш Абнер" (1934-1977). Мисс Хокинз до тридцати пяти лет ждала и не дождалась жениха; наконец её отец изобрёл праздник имени Сэди; частью праздника были своеобразные салочки – Сэди могла гоняться за любым неженатым мужчиной городка, и выйти замуж за пойманного. Сейчас это праздник, соответствующий "белому танцу" – в течение всего праздника дамы приглашают кавалеров (не только на танцы, но вообще на любое мероприятие).
     Хорошо бы принять участие, подумал он: вдруг женщина с псом окажется среди "старых дев"?.. Но вообще-то он уже слегка устал; а тут кстати подвернулся ещё один праздник, с катанием на пони и каруселями.
     В следующий миг он уже был на карусели и с чувством благодарности вскарабкался в люльку в виде лебедя, из тех, куда обычно садятся взрослые, покуда дети мчатся на карусельных лошадках. Там уже сидел и читал книгу молодой человек.
     – Извините, – обратился к нему Джонни. – Я не помешаю?
     – Вовсе нет, – ответил молодой человек, откладывая книгу. – Больше того, может быть, вы – именно тот человек, которого я ищу.
     – Так вы кого-то ищете?
     – Да. Видите ли, я частный детектив. Всегда мечтал стать сыщиком – и вот теперь, наконец, стал.
     – Скажите-ка!
     – Да. Понимаете, каждый ведь захочет когда-нибудь прокатиться на карусели, так что надо только ждать здесь. Ну, конечно, я, бывает, околачиваюсь на бульваре Голливуд, на Вайне, Таймс-сквер или Канал-стрит [*] (Знаменитые улицы разных городов США – Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, Нью-Йорка и Нового Орлеана)., – но тут я могу вдобавок посидеть и почитать.
     – Как же вам удается одновременно читать и высматривать кого-то?
     – Просто я хорошо знаю эту книгу, – он показал обложку, это была "Охота на Снарка", – поэтому глаза у меня не заняты.
     Джонни уже успел понравиться этот молодой детектив.
     – И как, есть тут поблизости буджумы?
     – Нет, – не то мы бы уже "тихо, беззвучно исчезли"[*] (Так исчезал всякий, повстречавший Снарка, если тот оказывался Буджумом (в поэме Л.Кэррола "Охота на Снарка").. Хотя, с другой стороны, исчезни мы – кто бы это заметил, включая нас?.. Этот парадокс надо обдумать. Между прочим, сами-то вы не детектив ли тоже, случайно?
     – Нет, э-ээ – я торгую слонами. Вразъезд.
     – Отличная профессия. Но, боюсь, тут по вашей части ничего нет. У нас здесь есть жирафы, – он теперь почти кричал, чтобы каллиопа [*] (каллиопа – паровой органчик, музыкальный инструмент с паровыми свистками, управляется с клавишной панели или при помощи механического устройства наподобие музыкальной шкатулки) карусели не заглушала его, и осматривал карусельных зверей, на которых кружились гуляющие, – верблюды есть, пара зебр, целый табун лошадок... а вот слонов ни одного. Смотрите, не пропустите Большой Парад; вот там уж будут вам слоны, сколько захотите!
     – Не хотел бы пропустить его!
     – Ни в коем случае! Это будет самый потрясающий парад всех времён, такой длинный, что он никогда не пройдет весь мимо неподвижного наблюдателя; и каждая миля Большого Парада полным-полна чудес, и каждое чудо чудеснее предыдущего. Да, так вы не тот, кого я ищу?
     – Не думаю. Но вот, кстати – не могли бы вы найти в этой толпе даму с собакой?
     – Обещаю, что если она придет сюда – я дам вам знать. А вам стоило бы пройти на Канал-стрит. Женщины любят карнавалы, им нравится быть в маске – потому что, когда женщина в маске, это значит, что она может маску снять, когда захочет...
     Джонни поднялся.
     – А как пройти на Канал-стрит?
     – Прямо через центр, мимо оперного театра, а там свернете на Площадь Роз. Там уж глядите в оба – придется идти через секцию Небраски, а Ак-Сар-Бен [*] (Ак-Сар-Бен ("Небраска" наоборот) – ежегодная ярмарка штата. В рассказе упоминаются различные ярмарки, выставки и праздники США. Так, в округе Калаверас проводятся воспетые еще Твеном состязания скачущих лягушек (упомянутые молодым человеком чуть ниже).в самом разгаре. Сами понимаете, там всякое может случиться. Оттуда попадете в Калаверас – осторожнее там с лягушками! – ну, а там выйдете как раз на Канал-стрит.
     – Большое вам спасибо.
     Джонни, следуя указаниям, двинулся в путь, не забывая поглядывать по сторонам в поисках женщины и пса. При этом он, не переставая изумляться, глазел на чудеса, сквозь которые пробирался и протискивался в веселой кутерьме. Пса он вскоре увидел, но другого – это был пёс-поводырь, и это тоже было поразительно, ибо живые, ясные глаза его хозяина могли видеть всё вокруг – и видели, и всё-таки этот вполне зрячий человек ходил с собакой, причем именно пёс вел хозяина, как будто иного образа передвижения оба не могли себе представить – или не желали.

НАЧАЛО
ОКОНЧАНИЕ


© Рис. Ю.Николаева для дурнала "Вокруг света", №12 за 1995 г.

Tags: , ,

(4 комментария | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:sab123
Date:Август 14, 2015 11:48 pm
(Link)
Рипли наверное все же другой. У которого "Ripley's Believe It or Not" - музей всяких необычных и странных вещей. Или это он же сумел отметиться в философах? Но тогда он все равно тут имеется в виду не в философском аспекте.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Август 16, 2015 01:32 pm
(Link)
возможно... в отсутствии интернета обходился энциклопедиями - этого не сыскал...
[User Picture]
From:skazka_bochki
Date:Август 17, 2015 07:39 pm
(Link)
Я была в США только в одном городе - Сиэтле, и он не показался мне красивым)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Август 18, 2015 07:46 am
(Link)
я был в Нью-Йорке, Цинциннати - проездом, ночевали и ужинали, Марионе (Огайо) - на заводе по производству тяжёлой техники (карьерные экскаваторы, в частности), и Москве - на карьерах... но толком посмотрел только Нью-Йорк. К счастью, значительную часть пути проделали на авто, так что полюбовался ещё какими-никакими пейзажами.

Нью-Йорк, в общем, понравился, но со множеством оговорок :) Правда, я там был до мэрства Джулиани - говорят, при нём многое изменилось к лучшему.
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com