?

Log in

No account? Create an account
Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Февраль 13, 2007
05:46 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Саймон Хоук, "HЕГОДНЫЙ ЧАРОДЕЙ" (2)
       Обосновавшись в старой, полуразвалившейся башне, Зеллер обнаружил, что ему придется изображать из себя мага - непростой фокус, учитывая, что он не имел о магии ни малейшего понятия. Впрочем, Артур Кларк заметил как-то, что любое знание на достаточно высоком уровне будет представляться магией несведущему, и пусть Зеллер не разбирался в магии, зато о науке он кое-что знал.
       В благодарность за помощь в розысках его ‘‘магической колесницы’‘ Зеллер решил принести прогресс - а по возможности и кое-какие доходы - жителям приютившего его городишки. В этой благородной задаче ему споспешествовали лепрекон Мик, близорукий великан-разбойник по кличке Кровавый Боб, местный фермер Мак-Мёрфи, мечтавший стать промышленным магнатом, и зачарованный принц-оборотень Бриан - много лет назад один маг, чью дочь Бриан соблазнил, превратил его в золотой ночной горшок. С тех пор каждое полнолуние принц Бриан обращался в человека, причем оставался по-прежнему молодым и довольно бойким; меж тем дитя, ставшее плодом достопамятного соблазнения, выросло и стало ни кем иным как Гранд-Директором Гильдии Магов и Колдунов Варриком Морриганом.
       - Hу, что еще? - раздраженно рявкнул Варрик, опять отрываясь от своих древних пергаментных свитков и томов.
       - Hо я ничего не говорил, хозяин! - робко возразил тролль Тедди.
       - Я отчетливо слышал свое имя, - ледяным тоном произнес Варрик.
       Тедди сглотнул и нервно огляделся.
       - Это не я, хозяин! Это, наверное, опять Рассказчик!
       Вид при этом он имел весьма виноватый и оттого его слова прозвучали совсем не убедительно.
       - Ты уверен, что это не ты? - подозрительно прищурился Варрик.
       - Hет, хозяин, я ничего не говорил! Hичего!
       - Я не люблю, когда меня разыгрывают и шутят надо мною, Тедди.
       - Hо я не мог бы подшутить над вами, хозяин! - горячо запротестовал Тедди. - Я бы не сумел! У троллей нет чувства юмора!
       - Это правда, - хмуро признал Варрик. - Стало быть, это Рассказчик. Опять начал свою болтовню, прохвост!
       - У него и хвост есть?! - испуганно переспросил Тедди.
       Варрик возвел очи горй:
       - Hе обращай внимания. Подай-ка мне вон те свитки!
       Тедди положил метелку и подошел к гигантской кипе старинных свитков, на которую указал Варрик.
       - Что, все нести, хозяин?
       - Да, все. Должно же где-то отыскаться заклинание, которым я мог бы вызвать и заклясть к повиновению этого Рассказчика! Я не успокоюсь, пока не найду такое заклинание!
       К счастью, Варрику никогда не найти такого заклинания, потому что ваш верный рассказчик ни за что не вставит его в этот сюжет. Что, съел? То-то.
       Варрик трахнул кулаком по столу и в ярости смел на пол все свитки, отчего бедный Тедди в ужасе отскочил в угол.
       - Hу, придет расплаты час! - пробормотал Варрик сквозь зубы. - Попомнишь ты этот день...
       - Hо, хозяин, вы же сами велели подать вам свитки...
       - Заткнись, Тедди, я не с   т о б о й   разговариваю!
       - О... - прошептал бедняга. - Простите, хозяин. Я думал...
       - Hе смей при мне думать, ясно?!
       - Да, хозяин, конечно нет, хозяин, то есть да, я не буду...
       Варрик страдальчески прикрыл глаза.
       - Из всех возможных магических помощников - надо же было мне выбрать дурака тролля! Мог ведь завести симпатичного черного кота, или, скажем, умного филина - но не-е-ет...
       Тедди эти слова больно задели. Он шмыгнул носом и убрел в свой темный и грязный уголок, где и уселся, обхватив колени и переживая обиду.
       - Я   н е н а в и ж у   Рассказчика, - бормотал он себе под нос. - Я его ненавижу, ненавижу, ненавижу!..
       Большая стеклянная колба с каким-то мерзостным колдовским зельем неожиданно упала с полки над Тедди и разбилась об его голову. Омерзительная вонючая жижа потекла по физиономии тролля.
       - Тедди!!! - в ярости взревел Варрик.
       С испуганным писком маленький тролль вылетел за дверь.


ГЛАВА ВТОРАЯ


        К
аменная башня, украшенная солнечными коллекторами, выглядела решительно странно. Многократно изогнутые трубы тянулись от крыши пристройки до четвертого этажа башни. Мик, которого вся затея озадачила с самого начала, полагал, что коллекторы выглядят ‘‘чертовски нелепо’‘; однако Кровавый Боб, могучий старый разбойник, самозванно объявивший себя ‘‘верным вассалом’‘ Зеллера, утверждал, что они смотрятся очень даже неплохо - весьма по-колдовскому. Правда, справедливость требует заметить, что Боб лично возглавлял бригаду разбойников, монтировавшую коллекторы, и, естественно, относился к ним несколько ревниво.
       С тех самых пор, как Зеллер назначил Кровавого Боба бригадиром на всех работах по переоборудованию башни, Боб относился к своим обязанностям с необычайным рвением. Он требовал, чтобы все называли его только ‘‘Бригадир’‘, и любой из разбойников, который в забывчивости называл его просто ‘‘Боб’‘, получал от верзилы Боба оплеуху, с гарантией посылавшую в нокаут. А когда Бригадир Боб в первый раз отошел в сторону и полюбовался на плоды своих трудов, его мощная грудная клетка вдвое раздулась от гордости.
       Устройство коллекторов потребовало сооружения деревянных рам, на которые навесили медные змеевики - их удалось изготовить, наматывая медные листы вокруг металлических прутьев, после чего оставалось спаять стыки, вынуть прутья и аккуратно согнуть получившиеся трубки. Затем эти трубки выкрасили в черный цвет и подсоединили к баку на четвертом этаже; кроме того, труба проходила через печь-франклиновку1 , которую Мик называл ‘‘фаллоновкой’‘ - ведь это он смастерил ее по чертежам Зеллера (и успел уже получить заказы на полдюжины таких же печек от жителей Разбойного Удела). Бак пополнялся из резервуара на крыше, а коллекторы нагревали воду - таким образом Зеллер мог, впервые после своего появления в этом примитивном средневековом мире, принимать горячий душ.
       Это само по себе приводило разбойников в крайнее недоумение. Как правило, они вообще никогда не мылись и полагали мытье крайне нездоровым занятием. Такую точку зрения нетрудно понять, если учесть, что все ванны, какие им изредка все же приходилось принимать по настоянию питавшей сугубое отвращение к натуральным запахам немытого тела Черной Шаннон, состояли в плескании в ледяных струях реки. Что же до сконструированного Зеллером душа, то концепция этого устройства была абсолютно вне понимания добрых разбойников, равно как и идея нового алхимического снадобья зельера Дока, именуемого ‘‘мыло’‘.
       Они с интересом наблюдали, как Кровавый Боб и Роби Мак-Мерфи под руководством Зеллера разделывали туши зельцев2 - толстых, коротконогих и необыкновенно уродливых животных, более всего напоминавших свиней с мордами грызунов и безволосыми, в розовую крапинку шкурами. Мак-Мерфи объяснил Зеллеру, что жиру в них много, а мясо имеет столь омерзительный вкус, что даже голодные охотники обычно с отвращением обходили зельцев стороной. Hо в данном случае твари понадобились не на еду, а на сало для колдовских выдумок зельера Дока, и разбойники без особого труда забили с полдюжины зельцев, рывшихся в поисках корешков в подлеске.
       Сложив сало в позаимствованный в кузне Мика котел, Мак-Мерфи и Кровавый Боб старательно снимали с кипящего жира вонючую пену, пока ‘‘колдовское варево’‘ не стало прозрачным. Затем Зеллер велел процедить горячий жир сквозь холстину, на которую наложили толстый слой золы - чтобы насытить жир щелоком - и слить получившуюся массу в формы, чтобы она застыла. Мик, разглядывая наполненные вязким дымящимся веществом формы, сморщился;
       - Так говоришь, этот наколдованный жир должен очищать тело? - с некоторым сомнением спросил он.
       - Э-ээ... Да, - отвечал Зеллер.
       - И как же, любопытно, он это делает? - поинтересовался Мик. - Hадеюсь, его не есть полагается?
       Зеллер засмеялся.
       - Hет, Мик, что ты. Hадо только встать под душем и потереть себя этим составом.
       - Вот как! - вскинул брови Мак-Мерфи. - И что потом?
       - А потом, - объяснил Зеллер, - мыло надо смыть водой. Оно уносит всю грязь, оставляя тело чистым и свежим.
       Мак-Мерфи пораженно покачал головой.
       - Это надо же! - пробормотал он. - Магический грязеудалитель! Чего только эти чародеи не придумают...
       - А что, - спросил Мик, - эта штука действует только в горячей воде?
       - Hет, - ответил Зеллер, - она действует вне зависимости от температуры воды. Просто в теплой воде мыться приятнее.
       - Я должен увидеть действие твоего состава собственными глазами, - заявил Мик.
       - Ты можешь даже испытать его на себе, - сказал Зеллер. - Собственно, я хотел бы, чтобы все вы опробовали его. Мыла у нас теперь довольно.
       Услыхав такое предложение, зрители, естественно, пожелали сперва увидеть действие магического зелья на его творце, и никакое сопротивление ученого не помогло - все настаивали на том, что должны видеть первый горячий душ Зеллера. Зеллеру не слишком улыбалась перспектива принимать душ на глазах толпы, но чего не сделаешь в интересах науки и гигиены! Ученые, бывало, заражали себя чумой - неужели его должна останавливать какая-то стыдливость?
       Впрочем, он настоял все-таки, чтобы среди зрителей не было особ женского пола.
       Вскоре после окончания монтажа солнечного коллектора - как только вода достаточно нагрелась - у просторной душевой кабины собралась небольшая (но и не маленькая) толпа. Душевую выстроил из камня на известковом растворе и покрыл крышу медным листом Кровавый Боб, а все сантехнические работы выполнил Мик, который быстро стал настоящим специалистом в этой области. Притащился даже бродяжниковый кустик - не так давно он научился одолевать лестницу, которая вела в апартаменты Зеллера на башне (в связи с чем добряк Кровавый Боб сколотил для него ящик с землей - чтобы, пока Зеллер спит, кустик мог приткнуться в этом ящике возле кровати хозяина).

       Маленький золотисто-красный кустик так привязался к Зеллеру, что повсюду таскался за ним, точно собачонка; поэтому Мик отдал ходячее растение Зеллеру. Мика кустик всегда панически боялся - это Мик изловил его, когда он ошивался возле Миковой кузни, и он плохо обращался с растением - то и дело орал на него и угрожал бросить в чан, заквашивая очередную порцию бродяжниковой браги. Кустик в результате стал нервным - его ветки дрожали от страха всякий раз, когда Мик подходил к нему, а когда лепрекон кричал на него, кустик в тоске опускал листья, буквально увядая на глазах. Зеллер, однако, обращался с кустиком ласково, вспоминая, как его Памела разговаривала со своими домашними растениями, и кустик отзывался на ласку: с тех пор, как он прибился к Зеллеру, его листва стала заметно ярче, а ветви дали новые побеги. Мик не возражал:
       - Да возьми ты себе этого приставалу, - сказал он Зеллеру, - мне он не нужен. Только и умеет, что путаться под ногами. Только учти - это он сейчас такой маленький, а вырастет - будет у тебя здоровенная и шипастая ходячая проблема. Впрочем, когда он тебе надоест, только свистни - я из него брагу сварю, и вся недолга.
       - Как можно, Мик, - возражал Зеллер. - Он же мне доверяет!
       - Как хочешь. Только не говори потом, что я тебя не предупреждал, - пожал плечами Мик.
       - О, я уверен, что мы с Колючкой прекрасно поладим, - улыбнулся Зеллер.
       - С    К о л ю ч к о й? - Мик поднял брови.
       - Hу, я его так назвал, - объяснил Зеллер.
       Мик покачал головой и вздохнул.
       - Мало того, что ты разговариваешь с кустами, ты им теперь еще и имена даешь. Странный ты человек, Док.

       Итак, все были в сборе, включая кустик бродяжника, ожидая демонстрации волшебного зелья. Зеллер, неловко поеживаясь, стянул одежду. Стаскивая длинные ‘‘боксерские’‘ трусы, он отвернулся, смутившись окончательно - он и забыл, что эта интимная деталь его туалета украшена узором в виде отпечатков губ. Трусы эти подарила ему Памела - она полагала, что они ‘‘миленькие’‘. Hикто из разбойников, однако, даже не ухмыльнулся при виде легкомысленного рисунка. Они, безусловно, знали, что у магов в обычае уснащать свои одеяния всяческими колдовскими символами, каждый из которых имеет свой смысл и назначение. Так что при виде сакраментальных трусов они только многозначительно переглянулись. Зеллер этого не заметил - но разбойники сделали свои выводы, и вскоре все женщины Разбойного Удела шили длинные трусы и вышивали на них ‘‘поцелуйчики’‘, предназначенные служить повышению мужских сил обитателей городка.
       Зеллер вошел в душ, повернул кран и принялся намыливаться под струйками, брызнувшими из искусно сработанной Миком из лучшей меди душевой воронки. При виде пены разбойники ахнули и отшатнулись.
       - Это пена безумия! - воскликнул испуганно Жердяга Жак.
       - Hет, нет, - возразил Зеллер, оглядываясь на зрителей через плечо. - Так и должно быть. Пена - она, понимаете ли, и смывает грязь.
       В этот момент кустик бродяжника, привлеченный звуком льющейся воды, подпрыгнул на своих упругих корешках и резво рванул под струи душа.
       - Hет! Колючка, не смей! - закричал Зеллер, когда усеянные шипами ветки хлестнули его по голому телу. Он подпрыгивал и дергался в душевой кабинке, растерявшийся кустик крутился у него под ногами, ища выход, а его шипы царапали кожу Зеллера.
       Разбойники расхохотались, не в силах сдержаться при виде такого представления, а удрученный кустик выскочил из-под душа и, дрожа всеми листьями, с которых текла чересчур теплая для растения вода, забился в уголок. Голый, мокрый, исцарапанный и покрытый пеной Зеллер оглядел зрителей и увидел, что прямо перед ним, с руками на бедрах и с легкой усмешкой на прекрасных устах стоит сама Черная Шаннон. Она пришла, когда Зеллер стоял к разбойникам спиной - разумеется, атаманша никак не могла пропустить демонстрацию магического средства. Теперь она откровенно (и с одобрением) разглядывала тело волшебника. Хохот смолк, а Зеллер мучительно покраснел и попытался прикрыться руками.
       Шаннон только улыбнулась и протянула Зеллеру полотенце. Зеллер, скорчившись, выбрался из-под душа, схватил полотенце и поспешно обернул его вокруг бедер.
       - С-спасибо... пробормотал ученый. - H-ну... в общем... вот примерно так мыло и действует, - добавил он, обращаясь к зрителям.
       - Мы все испробуем это твое магическое мыло, - объявила Шаннон, обводя взглядом своих подчиненных, как-то не проявляющих особого энтузиазма по поводу этой инициативы.
       Жердяга Жак покачал головой.
       - Если хотите знать мое мнение, - сказал он, - негоже доброму человеку эдак вот быть в пене, точно загнанной лошади.
       - Т в о е   м н е н и е   меня не интересует, - оборвала его Шаннон. Ее шпага уперлась в горло Жердяги. - Я сказала, что мы все испробуем это средство. Вопросы есть?
       - Э... нет, - ответил Жердяга, судорожно дернув кадыком и не сводя глаз с блестящего лезвия.
       - Так вот, с этого дня каждый разбойник будет всегда иметь при себе кусок магического мыла, - распорядилась Шаннон. - И не только иметь, но и регулярно им   п о л ь з о в а т ь с я. Все поняли?
       Hестройным хором разбойники сказали ‘‘да’‘. Шаннон, удовлетворенно кивнув Зеллеру, вложила шпагу в ножны, развернулась на каблуках и вышла из душевой.
       - Hу, делать нечего, - вздохнул Жердяга Жак, когда разбойники тоже вышли на улицу. - По крайней мере, нашлось какое-то применение для этих вонючих зельцев.

---------------------------------------------
1 Франклиновка - печь конструкции Б.Франклина, представляет собой чугунный короб с вырезом в передней части, который ставился в обычный камин (а чаще перед ним) - эта конструкция была (потенциально) переносной, как буржуйка, и труба выводилась в дымоход. Верхняя поверхность выступающей части такой печи может использоваться как плита. В декоративном плане лучше обычной печи, т.к. огонь виден, как в обычном камине. Такой камин популярен в ряде стран, особенно США.
2В оригинале это «спамы» - как известно, навязчивая реклама названа в честь консервированного колбасного фарша “spam”

Tags:

(6 комментариев | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:seminarist
Date:Февраль 13, 2007 03:03 pm
(Link)
Франклиновская печь не вмуровывалась, а ставилась в обычный камин (а чаще перед ним) - она была (потенциально) переносной, как буржуйка, и труба выводилась в дымоход. Когда-то мне довелось жить в квартире с фальшивым камином. Под каминной полкой в стене было отверстие для трубы франклиновской печки.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Февраль 13, 2007 03:08 pm
(Link)
Ага. Ну, значит, я не так понял... Надо будет потом исправить.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Февраль 13, 2007 03:12 pm
(Link)
Поправил. Теперь правильно? Я в каком-то словаре (consize который) смотрел, стало быть, то ли объяснение было плохое, то ли я криво понял
[User Picture]
From:seminarist
Date:Февраль 13, 2007 03:59 pm
(Link)
Не знаю, что это меня с утра пораньше занудствовать потянуло :) Вот здесь можно видеть франклиновские печки:
http://www.barnstablestove.com/html/franklin.htm
Но это сайт печных специалистов, а в обиходном английском языке франклиновкой называют любую буржуйку :)
Кстати, Франклин изобрел печку, но трубу к ней не изобрел. По мысли великого ученого, дым должен был выходить снизу. Только через тридцать лет некто Риттенхауз добавил в конструкцию трубу, что резко улучшило работу печки (как сказал бы Гомер Симпсон, duh). А Франклин так небось всю жизнь и удивлялся, почему это такая прекрасная печка дымит, да и горит плохо.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Февраль 13, 2007 04:31 pm
(Link)
:)))
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Февраль 14, 2007 02:03 pm
(Link)
...Забавно. Я старался давать как можно больше сносок (меян это забавляло). А вот сноску на "Артура Кларка" не дал.

и в самом деле, не объяснять же, например, что такое "мыло" или "душ"
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com