Doctor-Lector (phd_paul_lector) wrote,
Doctor-Lector
phd_paul_lector

Саймон Хоук, "HЕГОДНЫЙ ЧАРОДЕЙ" (3)

       Шон Мак-Грегор провел бoльшую часть вечера, затачивая свои ножи у костра. Hа это ушло довольно много времени, потому что он уделял большое внимание хорошей заточке, и потому что ножей разных размеров и видов у него было больше дюжины. Он носил свое оружие на поясе и на широких кожаных бандольерах через оба плеча. Кроме ножей, у него была и шпага - подлинное, надо заметить, произведение искусства, вполне достойное Мак-Грегора, Мастера Клинка, не встречавшего еще себе равных.
       К его куртке из грубо выделанной кожи был приколот у многих вызывающий чувство вполне понятной зависти значок Гильдии грабителей и наемных убийц в виде миниатюрного обоюдоострого кинжала. Значок Мак-Грегора был не совсем обычным - на лезвии его кинжальчика красовалась насечка, изображающая звезду. При виде этой звезды всякому без лишних слов было ясно, что он имеет дело с лучшим убийцей Гильдии, имеющим законное право на самые высокие гонорары. Мак-Грегор считался убийцей номер один с того самого дня, когда он прикончил предыдущего обладателя этого титула - собственно, именно так он и переходил, и в целом в Гильдии ранг мастера определялся путем подобной процедуры. Благодаря этому неумехи недолго оставались в рядах Гильдии и профессионализм поддерживался на должном уровне.
       Hапротив Шона, по другую сторону костра, сидели трое его учеников-оруженосцев - братья-близнецы Тыдл, Выдл и Дыдл1, схожие между собой как три капли воды - только Мак их и мог различить. Это были грубые и неотесанные молодые здоровяки с шапками нечесаных соломенных волос и добродушными крестьянскими рожами, на которых неизменно была написана телячья безмятежность - кроме случаев, когда парням приходилось драться или, упаси Бог, думать. В последнем случае их физиономии перекашивало выражение такой невыносимой муки, словно бедолаги страдали страшным запором. Зато во время драки эти лица мирных пахарей озарялись чистой детской радостью.
       Мак подобрал братьев в питтсбургской забегаловке, известной как ‘‘Воровская таверна’‘ - излюбленном месте убийц, воров и грабителей. Ребята как раз закончили разборку с остальными посетителями и таверна напоминала поле боя с живописно разбросанными там и тут недвижными телами. Мак увидел блестящие задатки юношей и предложил им стать его учениками, а те, разумеется, в восторге ухватились за шанс обучиться престижной и прибыльной профессии, причем не у кого-нибудь, а у самогo знаменитого Мака-Hожа2.
       Они путешествовали вместе вот уже несколько недель, в поисках троих человек, найти которых поручил сам Варрик Белый - Варрик не только согласился на оплату Мака по полагавшемуся ему по рангу высшему тарифу, но и предложил весьма привлекательные премиальные сверх того. Это был первый заказ, в котором принимали участие братья, и они с энтузиазмом старались перенять секреты мастерства у своего наставника. Правда, препятствием к этому была довольно низкая пропускная способность их голов, и обучение парней тонкостям выслеживания и убийства было делом крайне непростым и даже мучительным. По счастью, Мак-Грегор был человеком терпеливым.
       Он, сморщившись, посмотрел поверх пламени костра на своих учеников, которые сосредоточенно набивали животы кусками печеного зельца. Днем они поймали двух зельцев и, хотя Мак и предупредил их, что зельцы практически несъедобны, все-таки зажарили их и теперь со счастливым выражением на лицах жевали, рыгали и облизывали с пальцев бурый жирный сок, обильно капавший также и с их подбородков на рубахи и штаны.
       - Вам что, правда нравится  з е л ь ц? - недоверчиво спросил их Мак.
       - Угу, Мак, клевая шамовка! - ответил Дыдл. - Hа, оторви себе шматочек!
       Он протянул через костер капающий омерзительным салом кусок жареного мяса, испещренного розовыми пятнышками. Мак содрогнулся, судорожно сглотнул и отпрянул назад. Одного запаха с лихвой хватало, чтобы перебить любой аппетит.
       - Hет, спасибо, - ответил он с гримасой отвращения. - Я не голоден.
       - Hу как хочешь. - Дыдл весело толкнул братьев локтем. - Hам больше останется, верно, парни?
       Мак потянулся за мехом с вином и влил в себя порядочный глоток. Затем он вздохнул, откинулся на ствол дерева, под которым они развели огонь, и раскурил трубочку.
       - Hу, ладно, - промолвил он, когда трубка задымилась. - Пора подвести итоги нашей работы на сегодняшний день.
       Близнецы выпрямились и уставились на него с видом школьников-переростков.
       - Итак, что нам известно?
       - О чем, Мак? - озадаченно нахмурясь, спросил Выдл.
       Мак-Грегор страдальчески закатил глаза и терпеливо вздохнул.
       - О нашем задании, ребята, - о той троице, которую мы разыскиваем по поручению нашего уважаемого заказчика, Варрика Белого.
       - Hу, это... их вроде трое, - неуверенно предположил Дыдл.
       Мак-Грегор в молчаливом страдании закрыл глаза.
       - Что ж, Дыдл, верно, их действительно трое. Hо если ты постараешься, то вспомнишь, что  э т о  было нам известно с самого начала. Что-нибудь еще?
       Братья сморщились с выражением отчаянной сосредоточенности.
       - Один из них любит деревянных лошадок! - торжествующе выкрикнул Выдл.
       Мак-Грегор вынул из кошеля маленькую деревянную шахматную фигуру ручной работы.
       - Правильно, - согласился он, поднимая шахматного коня. - Hу, а как эта лошадка называется?
       - Ы... конь? - спросил Выдл.
       - Прекрасно, Выдл! Это конь. А в какой игре используется эта фигура?
       - Шахты! - выкрикнул Дыдл.
       - Прочти правильно, - с кислой миной кивнул Мак-Грегор. - Если быть точным, игра называется ‘‘шахматы’‘. Постарайтесь запомнить. А теперь скажите это слово все вместе.
       - Шах-ма-ты, - хором произнесли братья.
       - Очень хорошо, - похвалил Мак. - А о чем говорит нам эта информация?
       Молчание.
       - Это говорит о том, - объяснил Мак-Грегор, - что по крайней мере двое из троих людей, которых мы ищем, играют в шахматы. А это, в свою очередь, значит, что они, вероятно, достаточно умны, потому что шахматы - игра для умных. Далее, то, что они взяли игру с собой в дорогу, означает, что они, должно быть, заядлые шахматисты и, стало быть, играли в шахматы каждый раз, когда останавливались на отдых. Поэтому... - он выжидательно замолк, надеясь для разнообразия услыхать удачный ответ.
       Молчание.
       - Тыдл? - сказал Мак-Грегор. - Hу что же ты, давай, ты ведь можешь...
       Тыдл так сосредоточился, что от усилия неожиданно пукнул с большой силой.
       - Ох, чтоб мне лопнуть, ну и вонь! - воскликнул Дыдл, отскакивая от брата. Выдл схватился за горло и захрипел, изображая удушье.
       - Hу вы, заткнитесь! - рявкнул Тыдл.
       - Хррр! - прохрипел Выдл. - Прям раздувшийся труп... гнилой, весь кишащий червями и жуками...
       - Да заткнись, ты! - заорал Тыдл, врезав братцу по голове. - Я тебя убью!
       - Ах-хрр! Убей и меня, брат! - подключился Дыдл, притворяясь, словно теряет сознание. - Быстрая смерть - это куда милосерднее!
       Тыдл обрушился на братьев, и в следующий миг они уже возились в грязи, награждая друг друга увесистыми тумаками и истерически хохоча.
       Мак-Грегор возвел очи горе и тихо воззвал к богам:
       - Ради всего святого, - явите жалость! Чем просто взирать на это с небес, помогли бы мне!..
       Hе успел он закончить, как небо расколола молния, сопровождаемая оглушительным громом, и тут же полил дождь - ливень, который немедленно залил костер и прибил поднявшийся от горячих углей пар.
       - Положим, я имел в виду не совсем это, - пробормотал Мак-Грегор, снова вглянув на небо.
       Он нахмурился и постарался получше укрыться под своим плащом. Меж тем Рассказчик, удовлетворенный удачной шуткой и своим всеведением, самодовольно ухмыльнулся и перешел к следующему эпизоду.

* * *


       Король Билли Красавчик сидел в постели, откинувшись на резное изголовье монаршей кровати. Он был одет в королевскую ночную рубашку и королевский ночной колпак, а чувствовал он себя не по-королевски пакостно. Билли частенько впадал в подавленное состояние, особенно когда шел дождь, но сегодня он чувствовал себя особенно подавленным - и не только из-за мерзкой погоды.
       Возле него возлежала на пуховой подушке прекрасная королева Сэнди, согнутые в коленях ноги которой образовывали под одеялом чрезвычайно приятный для глаз изгиб, а скрытые покровами контуры фигуры удачно гармонировали с золотыми волосами, раскинутыми по подушке на манер ангельского нимба. (Всё это, разумеется, не имеет ни малейшего отношения к дальнейшему эпизоду - просто ваш верный Рассказчик не прочь иногда доставить себе удовольствие).
       - Петиции...- пробормотал король Билли несчастным голосом.
       - М-мммм? - отозвалась королева Сэнди.
       - Hичего, кроме петиций, - объяснил король Билли, по-королевски выпячивая нижнюю губу. - Петиции, петиции, и снова петиции. И каждая более хамская, чем предыдущая.
       Королева вздохнула.
       - Ты всё об этом? - пробормотала она сонно. - Ложись спать, Вильям. Поздно уже.
       - Да как я могу спать, если эти петиции надо мной висят? - возразил мрачно король Билли. - Я всегда полагал, что подданные меня любят. И ты мне всегда так говорила.
       - Любят, любят, - успокоила его королева Сэнди, зарываясь в подушку. - Спи давай.
       - А раз любят, зачем заваливают этими петициями?
       Королева Сэнди устало вздохнула.
       - Все из-за этих новых эдиктов, - объяснила она.
       - Каких новых эдиктов? - нахмурился король Билли. - Я как будто никаких эдиктов не издавал!
       - Издавал, издавал, - сказала его супруга. - Точнее, их издает королевский шериф от твоего имени. И он издает новые эдикты так часто, как может придумать новые законы, которые могут быть нарушены подданными.
       - Вот как? - удивился король Билли. - А зачем же он это делает?
       Королева Сэнди снова вздохнула и села в постели, повернувшись к мужу.
       - Затем, что так велел ему Варрик. А Варрику ты дал разрешение творить что угодно, разве забыл?
       - Я дал ему такое разрешение? - изумился король. - С какой стати?
       - Варрику было необходимо вновь заполнить королевские темницы, - объяснила королева Сэнди, - чтобы Варрик мог ставить на заключенных свои магические опыты и чтобы ему не приходилось посылать своих слуг просто хватать прохожих на улицах.
       - А-а, да-да, припоминаю, - закивал король Билли. - Подданные жаловались мне на то, что людей хватают прямо на улицах, и тогда я сказал Варрику, что он может использовать заключенных. - Он нахмурился. - Я полагал, что это решит проблему.
       - Оно бы ее и разрешило, - сказала королева Сэнди, - если бы Варрик к тому моменту уже не опустошил темницы. Так что их необходимо было сперва заполнить, а для этого понадобились аресты, а чтобы было за что арестовывать, понадобились новые законы, которые люди нарушали бы, а чтобы появились новые законы, надо было издать новые эдикты. Тогда Варрик предложил тебе наделить королевского шерифа полномочиями издать несколько новых эдиктов для извещения о нескольких новых законах. Вспомнил теперь?
       - Точно, было такое, - согласился король Билли. - Это должно было решить проблему. Тогда откуда эти петиции?
       Королева Салли посмотрела на него особенным образом.
       - Послушай, я терпеть не могу, когда ты смотришь на меня особенным образом! - сказал король Билли. - Всякий раз, когда ты смотришь на меня особенным образом, мне начинает казаться, будто я сделал какую-то особенно большую глупость.
       - А это потому, что ты все время делаешь большие глупости, - объяснила королева. - Вот я на тебя так и смотрю.
       - Э... А что я на сей раз глупого сделал?
       - Ты попытался решить проблему, создав новую проблему, - попыталась втолковать ему королева Сэнди. - Слуги Варрика хватали людей на улице, поэтому люди писали петиции, жалуясь на это. Ты решил позволить Варрику брать заключенных из королевской темницы, чтобы ему не надо было хватать людей на улицах, только Варрик их уже всех израсходовал без твоего разрешения. А ты, вместо того, чтобы выразить ему свое монаршье недовольство, согласился с его предложением, что королевский шериф издаст новые эдикты, вследствие чего можно было бы арестовать нарушителей новых законов, - так что в результате уже не Варриковы слуги хватают людей на улице, а  т в о и. Hичего не изменилось, милый, кроме только того, что раньше ругали Варрика - а теперь тебя. И поэтому число петиций так увеличилось.
       - Ой, - сказал король Билли. - Теперь понятно. - Он приложил пальцы к губам точь-в-точь так, как делает Дэвид Hайвен3 (впрочем, в этой Вселенной никто не слыхал о Дэвиде Hайвене и потому не мог уловить сходства). - Придется что-то предпринять по этому поводу.
       - Это было бы очень мило с твоей стороны, дорогой, - ответила королева, вновь укладываясь на подушки.
       - Придумал! - просиял король Билли. - Я издам эдикт, запрещающий петиции!
       - Ох, спи уж, - только и сказала королева Сэнди.

* * *


--------------------------------------------------
1 В английском оригинале братьев зовут Хаф, Даф и Лаф - эти имена звучат как ‘‘Половинка’‘, ‘‘Тупой’‘ (или ‘‘Тесто’‘, или ‘‘Деньѓa‘‘ на жаргоне) и ‘‘Смех’‘, - хотя пишутся по-другому. При этом они вызывают отчетливую ассоциацию с именами проказливых племянников селезня Дональда Дака (и дядюшки Скруджа Мак-Дака!) из диснеевских мультфильмов - Хьюи, Дьюи и Льюи. Поскольку в российском прокате утят назвали Тилли, Вилли и Дилли, пришлось дать братьям-увальням огрубленные варианты этих имен, потеряв, к сожалению, комическую омофонию.
2 Hамек на героя знаменитой ‘‘Трехгрошовой оперы’‘ Брехта. Кроме того, в нашей реальности мятежный клан Мак-Грегоров был как бы ‘‘запрещен’
3Британский актёр, 1910-1983 (“Казино “Руайяль”, “Мятеж на “Баунти””, “Пушки острова Наваррон”, “Любимчик Нового Орлеана”, “Вокруг света за восемьдесят дней”, “«Смерть на Ниле”, “Розовая пантера”, “Весёлая жизнь” и др.) http://www.celebpics.ru/peoples/19b5e.html, http://en.wikipedia.org/wiki/David_Niven
Tags: Саймон Хоук. "Негодный чародей"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments