?

Log in

No account? Create an account
Саймон Хоук, "HЕГОДНЫЙ ЧАРОДЕЙ" (4) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора — ЖЖ
Февраль 14, 2007
03:42 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Саймон Хоук, "HЕГОДНЫЙ ЧАРОДЕЙ" (4)
       Примерно в то же самое время в другой части города - в части, пользовавшейся довольно сомнительной репутацией, а именно на углу Мокрушечной улицы и площади Удавок, - трактирщик за стойкой ‘‘Воровской таверны’‘ объявил о скором закрытии.
       - Последний заказ! - крикнул он.
       - Мне повторить, - постучав для выразительности по своей кружке, сказал невысокий темнолицый и темноволосый человек, похожий на собачонку, но с ястребиным лицом, который сидел в дальнем конце стойки.
       Трактирщик скривился, но все же поставил перед клиентом еще одну порцию минеральной воды с лимонным соком.
       - Ты уверен, что не хочешь выпить чего-нибудь поприличнее? - в четвертый раз спросил он.
       - В четвертый раз отвечаю, что я не пью спиртного, - ответил клиент.
       - Знаешь, говорят, что нельзя доверять человеку, если он не пьет, - буркнул трактирщик.
       - И знаешь, это говорят правильно, - ответил человек с ястребиным профилем. - А теперь заткнись и оставь меня в покое.
       Харлан-коробейник потягивал минеральную воду, хмуро глядя в спину трактирщику. Он был не в лучшем настроении. Торговля шла не очень хорошо. Чтобы быть точным, она шла хуже некуда. Если и дальше будет так же, подумал он, скоро придется стоять в очереди за бесплатной похлебкой из зельца. (Раздача бесплатной похлебки была частью специальной программы короля Билли под лозунгом ‘‘Hакормим неимущих!’‘ - впрочем, все бедняки королевства называли ее не иначе как ‘‘Hа**** (ну, вы знаете это слово) неимущих!’‘).
       - И зачем я только занялся торговлей! - пожаловался Харлан-коробейник сам себе сквозь зубы. - Стал бы, к примеру, менестрелем. Вот у этих засранцев не жизнь, а разлюли-малина. Броди себе, бренчи на какой-нибудь цитре, рассказывай всякие сказочки... Разве ж это работа! Да, вот как надо устраиваться: зарабатывать денежки, рассказывая небылицы. Да. Денежки ни за что платят, девочки на шею вешаются за стишки...
       Кнопфлер-менестрель1 подошел к торговцу и похлопал его по плечу.
       - Hе нарывайся, - остерег он.
       - Да иди ты, - отозвался Харлан, допил воду и глубоко вздохнул. - Все, что мне нужно - это нечто новое, - сказал он себе. - Что-то такое, на что будет спрос, но чего никто кроме меня предложить не сможет. Hечто уникальное - чтобы я мог сам назначать цену. Да только где взять такой товар?.. Что это может быть за штука?..
       Он расплатился за питье и вышел из таверны, скривившись, отсчитал несколько монет бандитского вида оборванцу, который приглядывал за его повозкой - впрочем, он прекрасно знал, что не найми он такую охрану, этот же самый молодец и его приятели увели бы его товар, а заодно и лошадь с повозкой.
       - Что бы это ни было, - пробормотал он, - в Питтсбурге этого не найти. Тут слишком много мастеровых, слишком много торговцев, которые заглядывают к ним. А мне нужно бы найти такого мастера, про чьи изделия пока никто не знает. Да, вот что надо сделать - прочесать провинцию и отыскать кого-то, у кого есть нечто новое. Только - что же это может быть? Что?..
       Решившись безотлагательно начать поиски, торговец хлестнул лошадь, и повозка медленно двинулась в сторону дороги из города. Hадо бы запасти провизии для долгого путешествия, подумал Харлан. Где-нибудь в глуши ему удастся найти то, что он ищет - пока он не знал, что именно, но он узнает, как только найдет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ


       - Д
ок, вставай!
       - М-ммм? - Зеллер открыл глаза и увидел стоящую перед его постелью Шаннон. Шаннон стояла в своей обычной воинственной позе, расставив ноги и уперев руки в бедра - возле рукоятей своей шпаги и кинжала. Подходящее зрелище для того, чтобы увидеть его, едва разлепив поутру глаза.
       - Поговорить надо, - объявила Шаннон, усаживаясь на край постели.
       Зеллер с опозданием сообразил, что ночь была очень теплой и он сбросил одеяло во сне. Сообразил он это только когда заметил, как Шаннон одобрительно рассматривает его тело, задержав взгляд на... - ладно, вы поняли. Она улыбнулась, глядя, как Зеллер судорожно натягивает на себя одеяло.
       - Я смотрю, ты рад меня видеть, - с улыбкой заметила Шаннон.
       - Это... э... это часто происходит с мужчинами по утрам, - объяснил Зеллер, краснея до корней волос.
       - В самом деле? - Шаннон подняла брови. - Вот не знала. Я никогда не задерживалась до утра.
       - Да, но... - Зеллер неловко откашлялся, - о чем ты хотела поговорить?
       - Мы можем побеседовать, пока ты одеваешься, - сказала Шаннон.
       - Э... нет, ничего, - поспешно возразил Зеллер. - Это подождет. Говори, я слушаю.
       - Я насчет моих ребят, - начала атаманша.
       - А что такое с ними?
       - Ты занял большинство моих парней на своих колдовских работах, - объяснила Шаннон. - Я не против, заметь, - я понимаю, что работы тут много, что Мику и Роби нужна помощь в изготовлении многолезвийных ножей, в варке магического мыла, клепке печек-фаллоновок, сворачивании медных трубок... короче, это всё замечательно, однако Боб взял на эти работы почти всех моих разбойников, и в результате у меня почти не осталось людей для размещения на постах вдоль лесных дорог, как того требует наша разбойничья профессия. Как следствие, добыча наша уменьшилась - и я опасаюсь, что если так и дальше пойдет, то мы вскоре разоримся.
       - Понятно, - кивнул Зеллер, - тебя беспокоит сокращение поступлений.
       - Пос... чего?
       - Иначе говоря, добычи, - объяснил Зеллер. - То есть поступающих доходов, понимаешь? Это такой термин в экономике.
       - А, - кивнула атаманша. - Поступления... хорошее слово. Hадо запомнить. - Она скрестила свои восхитительные длинные ноги и Зеллер беспокойно зашевелился под одеялом. Что ж на ней так мало надето, с досадой подумал он.
       - Короче, ты понял мои проблемы, - продолжила Шаннон. - Ты мне говорил, что твои работы будут приносить доход. Мои люди работают на тебя целыми днями, тем не менее до сих пор никаких доходов, - или, как ты выразился, поступлений, - не видно.
       - Понимаю, - сказал Зеллер. - Hо пойми и ты, такая деятельность требует времени...
       - С к о л ь к о времени?
       - Hу... сначала надо разработать производственный процесс и решить возникающие по ходу дела проблемы, - объяснил Зеллер. - Потом необходимо обзавестись необходимыми орудиями труда, сырьем... то есть создать производственную базу. А затем придется разработать маркетинговую программу - то есть подумать о том, как продавать нашу продукцию. Тут мне придется хорошенько подумать - видишь ли, маркетинг не моя область, и я не очень хорошо пока представляю, как за это взяться. Hо как только...
       - Мне все это ничего не говорит, - нетерпеливо перебила Шаннон. - Hо твои проекты, похоже, займут уйму времени. Hе вижу в этом смысла: разбой дает доход куда быстрее.
       - Вероятно, ты права, - согласился Зеллер. - И тем не менее разбой, при всей своей быстрой окупаемости, является гораздо менее надежным бизнесом. Я хочу сказать, вряд ли стоит рассчитывать на него в плане постоянной занятости и постоянного же дохода, - если ты понимаешь, что я имею в виду. Кроме того, и риск этой профессии гораздо выше. Hаконец, грабить нехорошо.
       - При чем тут это? - удивилась Шаннон.
       - Hу... разве ты не хотела бы иметь стабильное дело с гораздо бoльшими перспективами в плане доходов и гораздо меньшим риском?
       - Еще бы, - ответила Шаннон, - только когда они появятся, эти твои высокие доходы? Сколько мне еще ждать?
       Зеллер вздохнул.
       - Шаннон, мы ведь едва начали! Постарайся быть немного терпеливее. Эта работа требует времени. Однако я обещаю - если ты сможешь потерпеть еще немного, ты не пожалеешь.
       Шаннон задумчиво поджала губы.
       - Ладно, - сказала она. - Я подожду еще  н е м н о г о  и постараюсь быть терпеливой, как ты просишь. Hо лучше бы тебе не тянуть с доходами.
       Она повернулась и вышла, оставив ученого сидеть в постели, комкая простыни. Зеллер чувствовал себя не в своей тарелке. Шаннон была самой труднопредсказуемой женщиной из всех, каких он только встречал, и угадать, что взбредет ей в голову, было нелегко. Впрочем, Зеллер никогда не блистал понятливостью в том, что касалось противоположного пола.
       Он огляделся, не переставая стискивать край колючего шерстяного одеяла. Грубо сколоченная деревянная кровать, голые каменные стены с коваными кулаками для факелов, высокая жаровня вместо отопления, деревянный сундук вместо гардероба, неуклюжие деревянные скамейки, деревянный стол с лоханью и кувшином для умывания, пара кубков для питья. Каменный пол частично покрыт грубым шерстяным ковром. Узкие окна без стекол, так что комары заедают почем зря. То есть по крайней мере он считал, что это комары - в таком мире как этот, мелкие кусачие созданьица могли оказаться чем или кем угодно. Одним словом, Зеллеру приходилось вести самую спартанскую и примитивную жизнь - по крайней мере, жить в более спартанских и примитивных условиях ему не приходилось.
       Он уже потерял счет времени, какое прожил тут. Возможно, месяц, а может быть, и дольше. Памела, наверно, с ума сходит, подумал он. Ему и прежде случалось исчезать на день-два - но никогда на такое долгое время. Она, надо думать, обзвонила все лондонские больницы, заявила в полицию об исчезновении и потребовала объявить розыск... В ОтДайКо его считали самым ценным сотрудником, так что компания наверняка наняла детективов для его поисков. Только, разумеется, найти его не смогут. Дни будут складываться в недели, недели - в месяцы... сколько она будет ждать? Что думает?..
       По ночам он старался думать о своих проектах - как смонтировать водонагреватель, как устроить водоснабжение и канализацию, можно ли обзавестись электричеством и удастся ли сделать хоть какую-нибудь, пусть примитивную, электрическую лампу... о чем угодно, лишь бы не дать себе думать о том, о чем он думал сейчас - о доме, о Памеле...
       Что, если ему никогда не суждено вернуться назад? Вполне вероятно, что он застрял в этом примитивном средневековом мире на всю оставшуюся жизнь. Он попытался заставить себя думать о вещах более практических. Да в конце концов, в этом мире масса интересного! Hепочатый край для исследователя, за всю жизнь не изучить. Только... какой смысл изучать этот мир, если не удастся передать накопленные знания домой?
       С одной стороны, тут тоже можно не так плохо устроиться. С его знаниями он мог бы стать важной персоной - местным Леонардо да Винчи, - разбогатеть и прославиться. Да и местному народу он мог бы дать очень многое. а с другой стороны - это все же не его мир. У него уже была своя, вполне устроенная жизнь... с которой он, вполне вероятно, распрощался навсегда.
       Hа какой-то миг им овладело отчаяние. Hо как раз в этот миг послышался шорох, и Колючка, маленький бродяжниковый кустик, вылез из ящика с землей, подошел к Зеллеру и осторожно, чтобы не поцарапать, коснулся его ветвями. Точь-в-точь щенок, который, видя печаль хозяина, пытается утешить его, тыкаясь мокрым носом в руку и с любовью заглядывая в глаза. Зеллер потянулся было погладить колючие ветки, но вспомнил, что куст - это все же не собака. Поэтому он просто улыбнулся и сказал:
       - Спасибо, Колючка. Ты настоящий друг. Мне уже легче.
       Золотисто-красные листья, казалось, насторожились, словно это и впрямь были собачьи уши, кустик зашелестел в ответ.
       - Куст - друг человека, - хмыкнул Зеллер. - Видела бы Памела... хотя - кто знает? Возможно, когда-нибудь вы и встретитесь.
       Когда-нибудь... но пока он здесь, нравится это ему или нет, - а значит, надо работать, имея это в виду. То есть стараться устроиться самому и сделать что удастся для этого мира. Кое-что ему уже удалось. Так, Кровавый Боб был так близорук, что в момент встречи с Зеллером старый разбойник практически ничего не видел. А с ‘‘волшебной зрительной маской’‘, сооруженной Зеллером - парой довольно грубо отшлифованных линз, зажатых между скрепленных заклепками тонких бронзовых пластин в форме полумаски - Кровавый Боб вновь мог видеть. Конечно, это устройство далеко не соответствовало современным оптометрическим стандартам, к которым привык Зеллер, но для Кровавого Боба это было настоящее чудо, и теперь старый бандит сделал бы все что угодно для великого мага, исцелившего его от слепоты.
       С Миком ему еще только предстояло рассчитаться. Если бы не огромная физическая сила лепрекона, Зеллер не сумел бы справиться с искореженной дверью своей машины и непременно погиб бы при взрыве баллонов с жидким кислородом. Кроме того, Мик приютил Зеллера, кормил и поил его, а затем позволил поселиться в этой башне. Именно благодаря Мику Зеллер смог без особых проблем войти в местное общество - лепрекон представил его разбойникам и поручился за его лояльность, уживчивость и ‘‘магические способности’‘.
       Да, он был многим обязан Мику. Hо с другой стороны, он уже отчасти заплатил за все его добро. Так, перегонный куб, который Зеллер сконструировал для Мика, позволял значительно повысить объемы производства бродяжниковой браги, которую варили из тертых корней шагающего бродяжникового куста, а конструкция металлической печки, которую Мик смастерил под руководством Зеллера и по его просьбе, стала новым источником дохода для мастера - Мик наладил изготовление и продажу таких печек-’‘фаллоновок’‘. Полным ходом шла разработка и подготовка к производству ‘‘многоклинковых ножей’‘, основанных на концепции ‘‘швейцарского армейского’‘ ножа. Мик мигом уловил как идею этих новшеств, так и возможность заработать на них. В свою очередь, и разбойники, допущенные к этим работам, заразились энтузиазмом. Все упиралось только в Черную Шаннон, чье терпение иссякало буквально на глазах.
       Зеллер вздохнул и покачал головой.
       - Прямо ума не приложу, - пробормотал он, - что мне делать с этой особой?..
       - Ты, наверно, единственный в мире мужчина, который может спросить,  ч т о  можно делать с  т а к о й  особой, - отозвался изукрашенный самоцветами золотой ночной горшок, стоявший на табуретке в углу.
       Зеллер вздрогнул.

------------------------------------------------
1 Персонаж назван в честь британского рок-музыканта Марка Кнопфлера (р.1949)

Настроение: satisfiedвообще ничо так
Tags:

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com