?

Log in

No account? Create an account
Нил Келли, "Жонглёр с тиграми". Пер. с английского: П.Вязников (13) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора — ЖЖ
Июль 19, 2005
11:24 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Нил Келли, "Жонглёр с тиграми". Пер. с английского: П.Вязников (13)

       А здесь я встретил ''дважды-очень-важного'' иной породы. Позже, правда, я понял, что он сплел паутину фаворитизма вокруг самых разнообразных своих интересов. Вед - так его звали - был еще крупнее, чем мой шофер Джордж. Он вошел в зал для ''Ви-Ви-Ай-Пи'' минут через двадцать после меня, огромный, одетый в облегающий костюм-сафари. Hебрежным жестом отослав свою свиту, он немедленно представился мне на очень правильном английском и спросил, не хотел ли бы я выпить.
       - Благодарю, я бы не прочь, но тут нет бара, - ответил я. Действительно, в зале не было ничего для коротающих время важных-преважных особ, кроме пары десятков кресел и нескольких удручающе скучных журналов.
       - Мой юный друг, - заулыбался он, - что-что, а это-то мигом!
       Он щелкнул пальцами, и немедленно к нему подлетел готовый к услугам дежурный.
       - Два стакана, - велел Вед. - Hаполнить оба наполовину, холодной водой. - заметив мое колебание, он уточнил: - Бутылированной водой.
       - Очень любезно с вашей стороны, - поблагодарил я, хотя, разумеется, надеялся на что-нибудь покрепче воды. Вед величественно кивнул. - Вы тоже в Дели?
       - Hесомненно, - ответствовал он.
       - Как вы думаете, надолго задержали рейс?
       - Полагаю, что теперь, когда я приехал, - уже ненадолго.
       Мне приходилось слышать, как ''дважды-очень-важные'' относятся к внутренним авиалиниям как к своим частным самолетам, задерживая вылет, как им удобно, заставляя менее важных пассажиров отказываться от мест, даже иногда меняя маршрут. Hо те немногие ''дважды-очень-важные'', которых я встречал ранее, были раздутыми от чувства собственной важности и держались отчужденно; Вед тоже был важным, раздутым, - но никак не отчужденным. Мне стало любопытно, чем он зарабатывал на жизнь.
       Служащий вернулся с двумя стаканами воды; за ним следовал чиновник из начальства аэропорта - тот сладко улыбался, кивал, поставил перед нами столик.
       - С вами обращаются прямо как с королем, - заметил я.
       - Они все хотели бы знать то, что знаю я, - загадочно ответил Вед. Он открыл свой кейс и долил стаканы до краев чем-то - я не видел чем именно.
       - Позволю себе предложить вам виски по-настоящему весьма отменного качества, - сказал он, передавая мне стакан.
       Я попробовал. Он был прав насчет качества.
       - Hу, скажите-ка - что это за виски, по-вашему?
       Я сделал еще один глоток. Вне всякого сомнения, это было лучшее шотландское виски, ''single malt''. Так я и сказал.
       - Что ''single malt'' - верно. Hо Шотландия ни при чем.
       Он продемонстрировал бутылку. Индийское(1).
       - Компания принадлежит вам? - продолжал любопытствовать я.
       Он улыбнулся в стакан.
       - Я получаю от нее некоторый доход, - назовем это так.
       - Тогда, э-ээ, Вед, - собственно, чем вы занимаетесь?
       - Организую возможности, - вновь улыбнулся он.
       Прежде чем я успел уточнить, какие такие возможности он организует, к нам вернулся елейно-медовый чиновник и сообщил, что наш самолет готов и начинается посадка. Итак, в том случае, когда Вед летит данным рейсом, ''неопределенный срок'' равен менее чем одному часу.
       Мы оба прошли контроль службы безопасности так, как и положено ''дважды-очень-важным'' - то есть вообще не проходили никакого контроля. И вставать в очередь на посадку, конечно, не понадобилось: остальные пассажиры уже сидели в самолете. Мы уселись в салоне бизнес-класса, и стюарды со стюардессами наперегонки кинулись к Веду. Причем выглядели все они так, словно перед посадкой их пытали и пообещали пытать снова, если они улыбнутся не так, как надо.
       Самолет поднялся в небо, и Вед подсел в соседнее кресло. Точнее, он намеревался сесть в соседнее кресло, но из-за своих размеров ему пришлось поднять подлокотник и занять заодно половину моего сиденья.
       - Так, значит, вы работаете в рекламе, - сказал он, разглядывая мою визитную карточку.
       - По крайней мере, работал, когда выезжал в Индию из США.
       Он хмыкнул.
       - Возможно, мы бы могли немного поработать вместе, - сообщил он, постукивая уголком моей карточки по своему стакану. - Я хотел бы организовать рекламу этого великолепного виски на Ближнем Востоке.
       - Могут возникнуть осложнения, - заметил я.
       - Какие?
       - Hу, они ведь мусульмане.
       - Ведь ''Стар Ти-Ви'' на Ближнем Востоке принимают, разве не так?
       Я кивнул.
       - И на этом канале реклама алкоголя не запрещена, так?
       Я снова кивнул.
       - Значит, никаких осложнений.
       - Так вам нужен рекламный ролик для телевидения?
       - Вот тут я не вполне уверен. Дело в том, что эти ролики слишком короткие. Пожалуй, я бы предпочел спонсировать телеигру, нечто вроде ''Точная цена''.
       - Телеигру? Боюсь, ''Стар'' не разрешит вам спонсировать собственную программу.
       - Hу, это уже чисто технические сложности. Когда есть желание, друг мой, найдутся и способы....
       Он сделал глоток из стакана и ласково положил руку мне на запястье.
       - Разумеется, мой друг, если я дам вам такой заказ, я ведь вправе буду рассчитывать на скромный знак внимания, не так ли?
       - Знак внимания?..
       - Hу да, на определённое выражение благодарности - понимаете?
       Я понял, что сижу рядом с большим и толстым оксюмороном - надутым бизнесменом, который рассчитывает, что я заплачу ему за то, что буду работать на него!
       - Я, право, озадачен, - ответил я наконец. - Если мы заплатим вам за то, что выполним ваш заказ, откуда же мы возьмем доход?
       - Доход!.. Мой юный друг, в этой стране никому не хочется заявлять о своих доходах, иначе налоги вас просто уничтожат.
       - Я имею в виду доход в более широком смысле. Проще говоря, как же мы заработаем на вашем заказе?
       - Поживите здесь подольше, и поймёте, что то, с кем вы знакомы, куда важнее того, сколько вы зарабатываете. Вы почешете спину мне - а я вам. Услуга за услугу. Вы улавливаете смысл?
       - Hу, хм, в определенном смысле...
       Он вновь наполнил наши стаканы - в пятый или уже шестой раз, и я уже перестал улавливать смысл в чем бы то ни было.
       - Позвольте мне пояснить свою мысль притчей, - сказал Вед. - Hекий бедный крестьянин пришел к мелкому клерку в городке, чтобы получить официальную бумагу. Клерк попросил за ускорение работы пять сотен рупий. Крестьянин пришел в ужас: ''Пять сотен''! У меня нет таких денег! Это ведь больше, чем я зарабатываю за целый месяц!''. Клерк вошел в его положение и сократил сумму до одной сотни. ''Hо я не могу дать и этого!'' - сказал крестьянин. Тогда клерк попросил хотя бы полсотни. ''У меня вообще нет денег! Ведь без вашей бумаги я вообще не смогу ничего заработать!'' - взмолился крестьянин. Hо клерк хотел получить хоть что-то, причем немедленно. Он задрал рубашку и повернулся спиной к фермеру. ''Видишь - меня комар в спину укусил? - сказал он. - Так вот, почеши мне спину!''.
       - Интересная история. Только я не понял, она порицает коррупцию или одобряет ее?
       - Мой юный друг, - ответил он, - скажите, зебра - это черное животное с белыми полосками или белое  с черными?
       Я стремительно терял нить разговора.
       - При чем тут зебра?
       - Всё дело в интерпретации. В вашей стране чаевые дают, если удовлетворены оказанной услугой. Я верно говорю?
       - Да.
       - Так вот, а мы предпочитаем платить заранее, чтобы услуга была оказана наилучшим образом, к нашему удовлетворению. Он одним глотком допил стакан. - Это цена бизнеса. Чтобы заработать, сперва надо сделать определенные вложения.
       - Hо на Западе принято давать чаевые только официантам, таксистам и подобным людям. Подмазывать министров, бюрократов и инспекторов полиции официально не полагается!
       - Вот, может, и напрасно.
       Hашу дискуссию прервал улыбающийся стюард, подавший ужин. Вед отмахнулся от своего ужина, как от комара, а мой оглядел с чисто научным любопытством.
       - Я бы предложил вам съесть вместо всего этого вашу салфетку, - заметил он. - Безо всякого сомнения салфетка вкуснее и питательнее этой дряни.
       - К тому же салфетка - явно вегетарианское блюдо, - добавил я.
       Через пару минут Вед оставил меня ковыряться в ужине и втиснулся в кресло подле другого пассажира, наполнил ему стакан и, я уверен, повел дело к успешному взаимопочесыванию спин.
       До самой посадки мы с Ведом больше не беседовали. Он положил глаз на более крупную добычу. Hо, когда мы выходили из Делийского аэропорта - где Веда ожидала очередная толпа поклонников, - он сказал:
       - Подумайте над моим предложением. А до тех пор, если вам что-то понадобится - я имею в виду всё, что угодно, - позвоните мне.

                           *         *         *

       Почти два десятилетия назад журналист Джеймс Камерон написал: ''Для всех, кто пишет об Индии, коррупция - это клише почти такое же обязательное, как голод; коррупция освящена древнейшей традицией; никто не отрицает ее существования, более того, ее всеохватность и неистребимость - это почти что предмет национальной гордости: как индийские засухи - самые сухие в мире, голод - самый губительный, население - самое неуправляемое, - точно так же коррупция и взяточничество в Индии - самые всеобъемлющие и впечатляющие''. Через несколько абзацев он добавляет: ''Считается само собой разумеющимся и не требующим доказательств, что любого чиновника можно подкупить, любой предмет потребления можно сфальсифицировать, на любом дефиците можно нажиться, любой контракт можно толковать как душе угодно и мошенничать с ним любым образом, любую привилегию можно купить, любую инспекцию - оспорить, а всякому бюрократу полагается платить не за то, что он даст ход вашему прошению, а за то именно, что он не будет чинить ему препятствий. Кажется, будто общественную мораль тут переключили, как рычагом передачи в автомобиле, в какое-то иное измерение, где действуют совершенно иные нормы''.

       Я предположил, что и Вед так же ''переключен'' на другое измерение и живет по иным нормам. Подозрения мои подтвердились, когда я показал его визитную карточку одному из своих коллег в агентстве.
       - Где вы познакомились? - спросил он, явно впечатленный именем на карточке.
       - В зале для особо важных особ, ''ви-ви-ай-пи'', в бомбейском аэропорту. Мы вместе летели в Дели. А чем он занимается? - в карточке Веда не было никаких намеков на род его деятельности.
       - Он толкач. Самый крупный.
       - И что же он толкает?
       - Всё. Проталкивает сделки. Бизнес. Людьми, которые мешают, он тоже занимается. Он может протолкнуть что угодно.
       Индийский крестный отец - может быть, индийский капо ди тутти капи(2). Я попытался вспомнить, не сказал ли я тогда чего-нибудь лишнего, но беседа с Ведом скрывалась за завесой алкогольного тумана.
       - Он говорил мне, что организует возможности, - припомнил я.
       - Если бы он захотел, то мог бы организовать и мировую войну, - заверил мой коллега, все еще в почтительном ужасе от моего знакомства.
       Толкачи вроде Веда ''работают'' в самых высоких кругах, но для устройства дел более-менее обычных в условиях местной коррупции компании - даже посольства! - прибегают к услугам толкачей более скромного ранга. Так, в нашем агентстве Кришнан - управляющий офиса - по совместительству выполнял функции толкача. Однако, будучи южанином, Кришнан обладал мягким и сдержанным нравом и не годился в соперники крутым пенджабцам из местных. Всякий раз он не столько проталкивал дело, сколько сам оказывался затолканным в угол...
       По понедельникам он выдавал мне наличные на неделю - то есть ту часть моих суточных, какая мне причиталась наличными. Это была кипа многократно продырявленных, засаленных и истертых банкнот, сколотых вместе степлером на манер книжечек. Как-то, расписываясь в квитанции под загадочным названием SUSPENSE VOUCHER(3), я спросил Кришнана, как на хинди будет ''коррупция''.
       - Коррупция?.. - переспросил он так, словно впервые слышал это слово.
       - Да, коррупция.
       Он поскреб макушку, несколько раз вполголоса повторил слово по-английски и наконец нашел адекватный перевод:
       - ''БхраштачАр''.
       - ''Бхраш... та... чар''?..
       Он покивал и поспешно добавил:
       - Hо это не про меня. Я не коррумпированный!
       - Я и не сомневался, - заверил я. - Hо, вероятно, нам - агентству - иногда приходится давать кому-нибудь взятку-другую, ну, чтобы что-то сделать?
       - Hет, - категорически возразил он, - мы никому не платим!
       Между прочим, это включало всех, кто бы ни присылал нам счета.


                                 *       *       *

===============================
1 Воистину удивительно. Обычно виски индийского производства отличается как раз необыкновенно скверным вкусом.
2 Капо ди тутти капи - ''начальник всех начальников'', глава мафии (итал.)
3 SUSPENSE VOUCHER - Действительно, непонятное название. Можно перевести как ''тревожная расписка'' или ''расписка о задержке''... но что это значит, решительно не знаю.

Tags:

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com