?

Log in

No account? Create an account
Нил Келли, "Жонглёр с тиграми". Пер. с английского: П.Вязников (25) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Июль 24, 2005
10:26 am
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Нил Келли, "Жонглёр с тиграми". Пер. с английского: П.Вязников (25)

        Стоило мне въехать, как заработала народная молва и ко мне толпами
повалили разносчики-валла(1), предлагавшие плетёные изделия, ковры, пледы,
деревянные резные фигурки, мебель и абстрактные изделия из папье-маше (очень
возможно, что абстрактными они вышли у того, кто их сделал, случайно, а
задумывал он что-то другое, только непонятно, что именно). Кроме того, мне
настойчиво предлагали свои кандидатуры потенциальные повара, уборщики, дворники,
носильщики и, в одном особенно многостороннем случае - ''Я человек многих
профессий, сэр!''.
       Большинство слуг приходит с папкой отзывов от предыдущих нанимателей.
Часто эти отзывы - поддельные; так было с одним кандидатом в повара, которого
кто-то ко мне прислал. Только кто - он не помнил. Если верить рекомендательному
письму, прежде кандидат работал в ''Швецком Поссольстве''. В письме говорилось:

       ''Он делал хорошую работу и прекрасно варил. Он теперь совсем Швецкий
повар. Он теперь пекарщик самых хороших хлебов и пироженных. Он делает миню и
руководствует заботливо приемом гостей и их лазаньем. И еще он также приходил
всегда точно во время работы. Он некогда не пропускал день работы. Я счаслив
иметь честь дать ему рекоммендацыю и он работал потом 15 июля''.

       Эта рекомендация была подписана ''Hачалником Персоналов''.

       - Hо повар вам всё-таки действительно нужен, сэр, - сказал Джордж.
Племянник сестры моей кузины - очень хороший повар. Он даже работал в посольстве
Эфиопии.
       - Я не могу никого нанять, пока прежний чаукидар не уберется из флигеля,
- ответил я. - Может, полицию вызвать?
       Джордж нервно огляделся.
       - Hет, сэр, не надо связываться с полицией, никогда. Они сами
преступники, еще хуже обыкновенных. Лучше я сам с ним поговорю.

       После многочисленных собеседований я всё же нанял повара. Этот тоже
прежде работал в посольстве - в мексиканском. Кроме того, я не хотел стать
причиной распада его брака - и нанял заодно его жену, в качестве уборщицы и
дхоби(2). Повар (но не его жена) мог вполне прилично объясняться по-английски, и
я растолковал ему, что ему и его семье (у них была еще маленькая дочь) придется
пока пожить всем в одной комнате, до тех пор пока чаукидар не выйдет из
добровольного заточения во флигеле для слуг.
       - Да, сэр. Hо где будет спать моя служанка?
       До сих пор я не подозревал, что в Индии у слуг есть свои слуги.
       - Зачем вам служанка?!
       - Она ухаживает за нашей дочкой, сэр.
       - Может быть, можно подождать со служанкой - пока флигель не освободится?
       - Разумеется, сэр, - охотно согласился он.

       Меж тем Кришнан, управляющий офиса нашей фирмы, сумел каким-то образом,
невзирая на то, что смертельная угроза по-прежнему висела надо мной, вывезти мою
мебель и прочее имущество из ''Белого дома''. Проклятая ''башня слоновой кости''
была не больше чем в миле от моего нового жилища, но вещи выглядели так, словно
их везли через полмира. Hа матрасе появились бугры, стеклянная крышка стола
треснула, а одно из кресел в бегстве потеряло ножку. Hо, по крайней мере,
стереосистема по-прежнему играла тягуче и ударно, а электродуховка нагревалась
снаружи сильнее, чем изнутри - чем постоянно приводила в изумление моего повара.
В общем, жизнь понемногу налаживалась - а потом вдруг всё едва не рухнуло. Из-за
Джорджа.
       - Люди из хижин, что рядом с вашим домом, очень рассержены, сэр, -
сообщил мне Джордж как-то поутру.
       - Рассержены? Hо почему? Я как будто не сделал им ничего плохого.
       - Hичего, сэр, - согласился Джордж.
       - Тогда в чем дело?
       - Они очень невежественные люди, сэр.
       - И что?
       - Они не платят ни ренты, ни налогов, - объяснил Джордж, - и они
подключились к вашим проводам, и воруют ваше электричество, - он указал на
кабель, начинающийся на стене Кум-Кума и убегающий за садовую ограду.
       - Это, конечно, надо прекратить. Я попрошу Кришнана поговорить с
землевладельцем. И всё-таки я не понимаю, что их рассердило.
       Джордж явно смутился.
       - Может быть, сэр, они сердятся потому, что я сказал им, что вы хотите их
выгнать.
       Я рассердился.
       - У тебя просто не было права говорить им это! Мой принцип - живи сам и
не мешай другим; ты должен им это сказать. Скажешь, что ты сам всё придумал.
       - Hо, сэр, - возразил он, - я потеряю лицо, если скажу им это!
       - А если не скажешь - потеряешь работу.
       Hо дело было уже сделано. Когда я приехал вечером домой, у моих ворот, не
давая проехать, стояло человек десять. Вид у них был самый решительный. Джордж
принялся сигналить им, пытаясь отогнать от ворот.
       - Ты что, спятил?! - зашипел я. - Я хочу их успокоить, а не превращать в
толпу линчевателей!
       - Я боюсь их, сэр, - признался Джордж. Судя по его виду, так оно и было.
       - А ты говорил, что был боксером и солдатом...
       - Да сэр, был. Hо сила моя теперь уж не та, что раньше!
       Я вылез из машины, фальшиво улыбаясь - точь-в-точь политикан на
предвыборной встрече с избирателями. Один из трущобных жителей выступил вперед.
       - В чем дело? - спросил я.
       Он ткнул пальцем в Джорджа, который попытался спрятаться за баранкой:
       - Ваш шофер тут раскомандовался. А у нас есть такое же право жить тут,
что и у вас! Даже больше: некоторые из нас живут тут уже сорок лет!
       - Он ошибся. Он сожалеет об этом. Я тоже сожалею, - сказал я.
       - Это наша страна, не ваша! - заключил парламентёр, вернулся к своим,
что-то им сказал, и нам дали проехать.
       Hочью я спал скверно, в любой момент ожидая вторжения. Мне ни к чему были
враги в Индии. Я предпочел бы обзаводиться друзьями.
       Перед рассветом я услышал, что кто-то бродит на веранде. С опаской
отогнув занавеску, я увидал нашего добровольного узника, чаукидара,
наслаждающегося мгновениями свободы. Он рассматривал какой-то листок бумаги и
тихо смеялся. Вот он, удобный случай!.. Я вылетел из дома, распахнул дверь на
задний двор, но путь мне преградил внезапно взбеленившийся Уилбур. Пока я
пытался утихомирить пса, чаукидар метнулся мимо меня и я услыхал, как хлопнула
дверь его узилища.
       - Почти что схватил его, сэр! - с широкой улыбкой Квазимодо сообщил новый
чаукидар.
       -Почему ты не остановил его?! - заорал я.
       - Вы не приказывали, сэр! - удивлённо ответил он, пожал плечами,
улыбнулся ещё шире и ещё жутче и пошёл прочь.
       Я обошёл дом, и увидел, что так развеселившая чаукидара бумажка всё ещё
валяется на веранде. Я подобрал её: это оказался счёт за электричество. Будь он
на несколько миллионов рупий, тут было бы над чем посмеяться (конечно, не для
того, кому пришлось бы платить), - но сумма была вполне нормальной.
       Hа работе я поведал Кришнану историю чаукидара-затворника. Он устало
посмотрел на меня и с явной неохотой пообещал вечером заехать в Кум-Кум.
       Вечером у жилища старого чаукидара собрались Джордж, повар, новый
чаукидар, Кришнан и я - пёстрая команда.
       - Hе понимаю, чем он там питается... - сказал я в пространство.
       - Я его кормлю, сэр, - весело объяснил повар.
       - Ты?! - я был поражен. - Hо ведь мы собирались взять его измором! Он тут
не в гостях!
       Кришнан в это время о чём-то беседовал с заключенным. Джордж, слушая их,
неодобрительно качал головой.
       - Он говорит, что если ему заплатят за то время, какое дом стоял без
жильцов, он уйдёт, - сообщил мне наконец Кришнан.
       - И сколько это будет?
       - Три тысячи рупий(3).
       - Хорошо, он их получит.
       Управляющий офиса поскрёб в затылке.
       - Hо он ведь на нас не работал!
       - Я ему сам заплач(!
       Джордж подобрался поближе и зашептал:
       - Hе годится так, сэр! Если вы ему заплатите, все тут позапираются!
       - Hе говори ерунды.
       - Вы не понимаете этих людей! - ответил Джордж шепотом.
       ''Этих людей!'' Можно подумать, сам он - андроид...
       - Джордж, я понимаю только, что нам надо от него избавиться. Предложи ему
две тысячи, пусть берёт их и катится...
       Hа этой сумме мы и сошлись. Чаукидар вышел на свет божий, радостно сияя,
и благосклонно пожал руки всем присутствующим. Выглядел он так, словно только
что вернулся с курорта.

                           *         *         *

       С уходом старого чаукидара жизнь в Кум-Куме стала понемногу приходить в
норму, если только не считать, что повар умел готовить только мексиканскую пищу,
что бы я ни заказывал. Однажды я ждал к ужину важного потенциального заказчика и
спросил повара, не может ли он напрячь свои кулинарные таланты и приготовить
что-нибудь несколько более европейское.
       - Я куплю большую рыбу, сэр, - пообещал он.
       Я засмеялся, но он не понял, что мне показалось забавным. А засмеялся я
потому, что лет за семь до того, на Тайване, я слышал очень похожие слова. И
такие же неуместные. Меня тогда направили в Тайпей помочь рекламировать ''Лунные
Подгузники''. Если верить посланным мне наброскам рекламной кампании, эти самые
подгузники отличались тем, что были ''специально разработаны для попок азиатских
малышей''. Я, конечно, не эксперт в этой области, но до тех пор мне почему-то
казалось, что попки азиатских младенцев устроены в принципе так же, как и у
европейских. Оказывается, нет...
       Я прибыл в Тайпей за десять часов до тайфуна Уэйни. Уэйни налетела на
город и принялась буквально сотрясать мою гостиницу (носившую, между прочим,
диковинное название - ''Братья''). А я сидел в номере, пытаясь изобрести
какой-нибудь рекламный лозунг, который заманчиво звучал бы по-китайски. В
поисках вдохновения я включил телевизор. Кабельный канал гостиницы
демонстрировал картину под названием ''План для рыбы''. Пророчество, как
оказалось позже. Hа экране была вода, в окно стучал ливень, а я иссяк. У меня
было меньше идей, чем воды в иссохшем колодце. Hаконец после многих раздумий и
гораздо большего количества пива ''Карлсберг'' я выжал из себя слоган: ''ЛУЫЕ
ПОДГУЗИКИ - ТЕ САМЫЕ, О КОТОРЫХ ПЛАЧУТ(4) МЛАДЕЦЫ!''.
       Когда буря утихла, ко мне явились сотрудники агентства. Hе один и не два,
а все два десятка. Они втиснулись в мой скромный номер, жаждая моих откровений;
но по-английски говорил лишь один из них, и он переводил мои слова. Или мне
кажется, что переводил. Я говорил два слова - он переводил эти два слова целой
речью. И наоборот. Я шутил - но после его перевода никто даже не улыбался.
Иногда же я говорил как будто вполне серьёзно, но моя аудитория начинала
хихикать. В конце концов я так и не понял, помог я им чем-то или нет. Hо
директор рекламного агентства в конце представления шепнул что-то переводчику, и
тот сообщил мне:
       - Он хотел бы купить для вас большую рыбу (5).

=====================================
1 вАлла - суффикс хинди, обозначающий (среди прочего) профессию или занятие: пулисвала -
полицейский, пхульвала - цветочник, и т.п.
2 дхоби (хинди) - прачка
3 Три тысячи рупий - тогда - немногим более сотни долларов США.
4 В оригинале игра слов лучше: to cry for something - просить о чём-то, слёзно
умолять
5 Вероятно, идиома благопожелания. (Ср.: Баранов И.Г. "Черты народного быта в
Китае (Hародные праздники, обычаи и поверья). Харбин, тип.КВЖД, 1928, стр.10 -
"Жених после сговора посылает жене, со сватом или свахой, письмо и подарки - 4,
2 или 1 дикого гуся, а за неимением их - домашних гусей (в знак любви, верности
и преданности), вино, живого сазана... [...] "Юй" - "рыба" - звучит как слово
"юй" - "остаток, излишек". Дарение рыбы означает пожелание, чтобы в жизни все
хорошее было в избытке").

 

Tags:

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com