September 1st, 2015

минск

Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (1/4)

Джен Вулф

УЖОСЫ ВОЙНЫ
Перевод на русский язык: Вязников П. А., 1994




     Эти трое, усердно работавшие под проливным дождем в траншее, были удивительно похожи друг на друга. Лоснились мокрые лысые черепа, такие же безволосые торсы - под блестящей от воды кожей перекатывались мышцы; казалось, гладкие крепкие тела смазаны маслом.

     2909-й и 2911-й не видели особых причин жаловаться на обступавшие их джунгли, хотя ругали дождь, от которого ржавело оружие, змей и насекомых - и, конечно, ненавидели Врага. А вот третьему, по имени 2910-й, лидеру в тройке по должности и по негласному признанию товарищей, здесь не нравилось. Дело в том, что кости 2909-го и 2911-го были сделаны из нержавеющей стали, а вот кости 2910-го - нет. Более того, УЖОСа под номером 2910 никогда не существовало.

     Их лагерь имел в плане форму треугольника. В центре размещался "жилой блок командного пункта", где спали лейтенант Кайл и мистер Бреннер. ЖБКП представлял собой врытую в болотистую почву полуземлянку со стенами из набитых глиной снарядных ящиков. Вокруг располагались заглублённая миномётная позиция (на северо-востоке), заглублённая позиция безоткатной пушки (на северо-западе) и траншейное укрытие Пиноккио (на юге); за ними протянулись ровные линии окопов: первый взвод, второй взвод, третий взвод (2909-й, 2910-й и 2911-й служили в третьем). Позиции окружала колючая проволока и полосы противопехотных мин.

     А дальше, снаружи, были джунгли: То есть не вполне снаружи - лес выдвигал на территорию лагеря свои передовые отряды - бамбук и слоновую траву, а ползучие твари без устали патрулировали траншеи. Лес укрывал Врага, прятал его на своей пахнущей сырой гнилью груди, кормил его этой вонючей грудью - и впитывал, впитывал бесконечный дождь. Дождь оплодотворял джунгли, и они порождали новые легионы москитов и ядовитых сороконожек.
Collapse )
шляпа

Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (2/4)

     От КП, хлопая крыльями, взлетел орнитоптер-наблюдатель.
     - Что-то давно не было слышно мин. - заметил 2909-й. Тут же как-то ненатурально хлопнул взрыв - таким же звуком заканчивались в последние недели все подобные вражеские разведки боем. Над лагерем запорхали бумажные листки.
     - Агитснаряд, - прокомментировал очевидный факт 2909-й, а 2911-й вылез из окопа, подобрал один листок и спрыгнул обратно.
     - То же, что на той неделе, - сообщил он, разглаживая сырую рисовую бумагу.
     2910-й заглянул ему через плечо. 2911-й оказался прав. Неизвестно по какой причине Враг никогда не направлял свою пропаганду на УЖОСов - хотя ни для кого не было секретом, что умение читать входило в число инстинктивных навыков, вкладываемых в сознание УЖОСов. Вся пропаганда велась на людей и в основном напирала на отвращение, "которое должен испытывать каждый человек, вынужденный терпеть возле себя нежить, всё ещё воняющую химикалиями". Про себя 2910-й думал, что Враг мог бы добиться и лучших результатов, по крайней мере в отношении лейтенанта Кайла, если бы в листовках упор делался не на этот аргумент, а, скажем, на секс. Кроме того, создавалось впечатление, что Враг сильно преувеличивает число людей в лагере...
     С другой стороны, насчёт числа людей в лагере ошибалась и армия. Все, кроме нескольких посвященных генералов, были уверены, что людей в лагере только двое...

     Он победил на Всеамериканских играх. Как давно это было! И даже тогда ни один тренер, ни один спортивный журналист не сравнивал его сложение с телом УЖОСа. А он уже показал себя талантливым и притом честолюбивым журналистом... Сколько людей, даже с помощью хирургии, могли бы подойти?..

     - Как думаешь, он видит что-нибудь? - это 2911-й спрашивал у 2909-го. Оба следили за парящим над лагерем орнитоптером.
     Орнитоптер мог делать всё, что могла бы птица,- разве что не умел нести яйца. Например, машина могла в буквальном смысле сесть на проволоку. Парить, используя восходящие потоки воздуха,- как стервятник, или пикировать - как коршун. А КПД машущих крыльев был весьма высок - что позволяло за счёт уменьшения веса батарей сэкономить приличный запас веса для объективов и телекамер. Эх, сейчас смотреть бы на экран в КП, а не высовывать башку из липкой грязи (говорят, во флоридских болотах испытывали модель со стебельчатыми, как у краба, глазами, но стебельки постоянно поражались грибком...).Collapse )
лес

Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (3/4)

     Когда 2910-й пробирался между деревьями, он заметил что-то под ногами и задержался рассмотреть этот предмет. Оказалось, это был череп. 2910-й поднял его. Обыкновенный, костяной, вовсе не похожий на гладкий полированный череп УЖОСа. Следовательно, вероятнее всего, это череп Врага.
     Врага с большой буквы, подумал он. То есть человеческого существа, на которое не распространялось граничившее с поклонением уважение к людям, вбитое в УЖОСов генетикой и обучением.
     Снова тонкий жестяной голосок:
     - 2910-й, тебя что-то задерживает?
     - Иду.
     Он пинком отшвырнул череп с дороги. Человек, которого даже УЖОС не был обязан слушаться, которого даже УЖОС мог убить. Череп выглядел очень старым, но, конечно, старым он быть не мог. Муравьи вычищали череп до блеска за несколько дней - а через несколько недель кость сгнивала. Но выглядел этот череп так, словно пролежал тут два десятка лет.
     Хлопая крыльями, пролетел орнитоптер - у него была своя разведывательная задача.
     2910-й спросил:
     - Куда идём? До ручья?
     - Четверть мили по берегу, потом сворачиваем на запад, - отозвался в наушниках голос 2900-го с заметной ноткой сарказма, - если, конечно, ты не возражаешь.
     Неожиданно вмешался голос лейтенанта Кайла:
     - 2900-й! 2910-й в дозоре второй по старшинству и обязан быть в курсе ваших планов.
     Но 2910-й сообразил - настоящий УЖОС никогда не задал бы подобного вопроса. Понял он и другое - об УЖОСах он знал куда больше, чем комроты. Неудивителыю, ведь в отличие от Кайла 2910-й ел и спал с УЖОСами... и всё же в этом было что-то не то. Похоже, он знал УЖОСов даже лучше Бреннера, если не говорить о собственно биомеханике.
Collapse )
гигеро

Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (4/4)

     В дальнем углу землянки, которая, собственно, и представляла собой весь КП, Бреннер спорил с 2900-м.
     - Был бы хоть один шанс, - говорил торопливо Бреннер, - я бы это сделал. Вы же это знаете, взводный.
     - Что происходит? - сумел наконец спросить 2910-й. - Что такое?..
     Он был слишком слаб, чтобы продолжать играть роль УЖОСа, но ни Бреннер, ни 2900-й этого не заметили.
     - Дивизия, - ответил Бреннер. - Целая дивизия Врага. Мы не можем сдерживать её нашими силами!
     2910-й приподнялся на локте.
     - О чем это вы?
     - Я говорил с ними по радио... поймал их частоту - это целая дивизия. Они нашли офицера, который знает английский. Они предлагают нам сдаться.
     - Это они говорят, что у них дивизия, - сдержанно заметил 2900-й.
     2910-й потряс головой, пытаясь привести её в порядок.
     - Хоть бы и дивизия - с Пиноккио...
     - Роботанк уничтожен.
     2900-й бесстрастно объяснил:
     - Мы пытались контратаковать, 2910-й, но они подбили Пиноккио и отбросили нас назад... Как ты себя чувствуешь?
     - Их целая дивизия! - твердил Бреннер.

     Голова 2910-го теперь лихорадочно работала, но это было так, словно в ней крутился какой-то нелепый механизм. Если Бреннер намерен сдаться, 2900- й не сможет даже подумать о неповиновении. Но он, 2910-й, может убедить Бреннера в том, что он - человек. Бреннер сможет объяснить это Врагу - обязательно объяснит; и в этом спасение. Война рано или поздно кончится, и он вернётся домой. Никто не сможет его ни в чем упрекнуть. Если Бреннер собирается...

     Бреннер спросил:
     - Сколько у нас осталось боеспособных?
     - Меньше сорока, сэр.
     В голосе 2900-го ничто не изменилось, а ведь не мог же он не понимать: капитуляция могла означать для него только верную смерть. Враг брал в плен только людей. (А сможет ли он убедить 2900-го? Вообще кого-либо из УЖОСов - после того как они вместе ели и шутили? УЖОСов, которые не разбирались в физиологии и считали всех людей, кроме Врага, полубогами? Поверят ли они ему, если он попытается принять командование?..)
     Он видел, как Бреннер кусает губы.
     - Я собираюсь капитулировать, - сказал наконец представитель БСС. Совсем рядом с КП взорвалась мина или, может, реактивный снаряд, но Бреннер как будто не заметил этого. Он говорил неуверенно, словно пытался свыкнуться с этой мыслью.
     - Сэр... - начал было 2900-й.
     - Я запрещаю вам обсуждать мои приказы, - оборвал его Бреннер. Теперь он говорил решительнее. - Но я попрошу их на этот раз сделать исключение, взводный. Я попрошу их не... - его голос слегка дрогнул. - Не делать того, что они обычно делают... с не-людьми.
     - Не в этом дело, - твердо возразил 2900-й. - Дело в самой сдаче. Мы готовы умереть, сэр, - но мы хотим умереть, сражаясь.
     Один из раненых застонал, и 2910-й подумал, что тот, может быть, тоже слушает сейчас их разговор. Бреннер явно потерял контроль над собой.
     - Вы умрёте так, черт возьми, как я вам прикажу! - взвизгнул он.
     - Погодите, - 2910-му было неожиданно трудно говорить, но он всё же смог привлечь их внимание. - 2900-й, мистер Бреннер ещё фактически не отдал вам приказа о сдаче, а вы нужны сейчас в бою. Ступайте - я поговорю с ним.Collapse )