November 26th, 2015

parroter

Грэм Грин, "КИНОШКА НА ЗАДВОРКАХ"

Грэм ГРИН

КИНОШКА НА ЗАДВОРКАХ


(Другие переводы: «Захудалый кинотеатр на Эджуэр-роуд», «Местечко рядом с Эджвер-роуд»)


© Перевод: Павел Вязников, 1994 (опубликован в журнале «Вокруг света», январь 1994 г.)



     Когда Грэйвен подошел к статуе Ахилла, накрапывал мелкий летний дождик. Только-только зажглись первые фонари, но вдоль дороги до самой Мраморной Арки уже стояли машины, и их владельцы алчно выглядывали из них, как тарантулы из норок, поджидая какую-нибудь девицу, с какой можно было бы провести вечер. Грэйвен мрачно брёл мимо, подняв воротник макинтоша: сегодняшний день не был самым удачным в его жизни.

     Всё на пути напоминало ему о том, что для любви нужны деньги, а беднякам остаётся лишь вожделение. Любовь требует хорошего костюма, машины, квартиры или номера в хорошем отеле. Любовь принято заворачивать в целлофан... Грэйвен же ни на минуту не мог забыть о мятом галстуке и лоснящихся рукавах. Он ненавидел своё тело. (Бывали ведь минуты счастья – в читальне Британского музея; но тело всегда тянуло его к земле). Что ему было вспомнить? Разве мерзости на парковых скамейках... Вот то и дело жалуются, что тело, мол, чересчур недолговечно. Грэйвена это никогда не волновало. Пока что тело жило – хуже того, он наткнулся на мокнущего под мишурным дождичком плюгавого человечка в чёрном костюме, вооруженного плакатом «ВОССТАНУТ МЁРТВЫЕ», и сразу же вспомнил кошмар, от которого часто просыпался, содрогаясь от ужаса: ему снилось, что он находится один в колоссальной пещере – на кладбище человечества. Он знал, что все могилы под землей соединены между собой, что весь мир напоминает чудовищные соты, что он изрыт ходами мертвых. И каждый раз, видя этот сон, Грэйвен заново открывал ужасную правду: что мертвецы не гниют, что под землей нет червей и разложения, что под тонким слоем земли бессчётные орды мертвых готовы в любой момент восстать, с язвами на холодной плоти... И, только проснувшись, он вспоминал с настоящей радостью, что на самом деле тела всё же подвержены разложению.
Collapse )