?

Log in

No account? Create an account
СКАУТЫ В ЛЕСАХ (6) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Сентябрь 29, 2011
04:52 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
СКАУТЫ В ЛЕСАХ (6)

ГЛАВА VI
ВЛАДЕНИЯ БОБРОВ

        Как-то утром Джо и Уилл проснулись, чувствуя себя особенно бодрыми. В августовском воздухе чувствовалась какая-то острота, намекавшая, что холода уже не за горами. Как только краешек солнца появился над Чёрной горой, мальчики кубарем выкатились из своей тёплой постели, исходящей ароматом хвои. За прошедшие дни их крепкие, стройные и коричневые от загара тела совершенно закалились и привыкли к холодку. Неподалёку от лагеря маленький водопадик устроил круглый бассейн в гранитной скале, футов пятнадцати в поперечнике и футов шесть в глубину1. В прозрачной золотисто-бурой воде взблескивали спинки форелей, чьим домом был этот водоём. Там, где водопад падал в чашу, белели брызги и пена. Мальчики пользовались этим маленьким водоёмом как личной ванной, и каждое утро ныряли в колко-холодную воду горного ручья. Вот и сегодня они разом прыгнули в воду с покрытого мягким зелёным мхом каменного берега и принялись плавать в крутящейся воде, сами похожие на играющих вокруг них форелей. Немного поплавав, они выбрались на берег и принялись растираться пригоршнями сухого, мягкого сфагнума, который они нарочно запасли и сложили кучкой у своей «ванной» - вместо банных полотенец.
        Минуту спустя Джо уже раздувал уголья в очаге, аккуратно сложенном из сухих сучьев граба и бука, а Уилл в это время чистил рыбу - дюжину форелей, которых он прямо голыми руками вытащил из маленькой запруды, где мальчики держали запас из последнего улова. Завтрак начался довольно бурно: началось с того, что Уилл нашёл тонкий и плоский кусок сланца2 и водрузил его на два булыжника над очагом - вместо сковородки.
        - Плохой камень, - прокомментировал его действия Джо.
        - Да ну тебя, Джо, - отозвался Уилл. - Смотри лучше: дядюшка Уилл сейчас изжарит рыбку на сковородке, а то надоело всё на вертеле…
        - Я смотрю, - кротко ответствовал Джо, но при этом отодвинулся подальше от огня. И только Уиллл положил на раскалившийся камень вычищенную и выпотрошенную форель, и собирался класть вторую, как - бабах! - словно бомба взорвалась: во все стороны разлетелись осколки сланца, куски рыбы и пепел. Уилл упал на спину, дрыгая в воздухе голыми ногами. Поднявшись, он обнаружил, что форель, сланцевая «сковородка» и большая часть очага исчезли. А Джо согнулся пополам в беззвучном хохоте.
        - Кто стрелял? - пробормотал поражённый Уилл. Ему понадобилось с полминуты, чтобы понять наконец, что виной всему мягкий камень, в котором было достаточно влаги - когда та превратилась в пар, раскалённый сланец взорвался.
        Уилл восстановил очаг и вернулся к проверенному способу готовки - на шампурах из прутьев. Джо меж тем молча сходил к ручью и принёс тонкий и плоский, слегка выгнутый осколок мелкозернистого гнейса3.
        - Нет уж, сэр, - отказался Уилл. - Можете сами завтра испытывать эту утварь, а я держусь за старые верные шампуры.
        Вскоре завтрак был готов. Форель выложили на квадратные куски берёзового луба вместо тарелок и присолили зеленоватым пеплом от коры гикори; и очень скоро лубяные «тарелки» опустели. Последовал десерт - по кварте сладкой черники на брата, и сколько угодно свежайшей, чистейшей воды. Наконец, скауты были готовы к трудам и заботам. Мальчики были в превосходной форме. Организм Джо избавился от последних следов змеиного яда, а у Уилла окончательно зажили царапины и ссадины, заработанные в битве с дикобразом. Этот день они решили посвятить исследованию ручья, поставлявшего форель к их столу.
        С милю они шагали по территории, уже хорошо им знакомой благодаря неоднократным походам, посвящённым рыбной ловле. Потом знакомые места закончились, и мальчики оказались у длинного и узкого ущелья - казалось, каменистые холмы рассёк гигантский меч. Из ущелья сквозь густые заросли елей и вырывался их ручей. А дальше, за еловой рощей, блестело широкое водное пространство. Мальчикам пришлось протискиваться сквозь очень плотно стоящие ели, а пройдя через них, они оказались на берегу озера акров в двадцать пять4. А в конце этого озера или, вернее, запруды, виднелась плотина добрых ста футов длиной5. В основании ширина плотины была пятнадцать футов, в высоту - десять6, и состояла из длинных сучьев, толстые концы которых были направлены против течения. Эти концы, казалось, были обработаны тупой стамеской или зубилом. Каждый сук был закреплён горкой глины, и глиной же была покрыта вся передняя часть плотины; из глины торчали концы сучьев.
        - Похоже, кто-то строит тут мельницу, - заметил Уилл, оглядывая плотину7.
        - Могв́ина, - коротко ответил Джо.
        - Это ещё кто?
        - Бобры8, - объяснил индеец.
        - Ты хочешь сказать, что бобрам под силу выстроить такую здоровенную плотину? - недоверчиво спросил Уилл.
        Вместо ответа Джо нагнулся, с усилием вытянул из плотины один из сучьев и протянул его Уиллу. Заострённый конец сука словно бы обработали многочисленными ударами стамески, но вдоль поверхности каждого из срезов шла небольшая канавка, как если бы на лезвии той стамески была щербина. Канавка эта отмечала щель между четырьмя оранжевыми, самозатачивающимися резцами бобра, и её можно видеть везде, где поработали эти резцы: так сказать, фирменный знак строителя-бобра. Мальчики поднялись на плотину. Ниже по течению от неё были беспорядочно навалены ветки, со старыми, почерневшими в воде сучьями в основании и совсем свежесрубленными, то есть свежеотгрызенными, наверху; тут и там виднелись ошкуренные колья из осины. Экономные бобры съели кору, а сами колья использовали для укрепления плотины. Противоположная сторона была аккуратно обмазана глиной и выглажена, словно мастерком штукатура.
        - Наверное, они это хвостами разглаживают, - сказал Уилл: он помнил длинный, плоский чешуйчатый хвост бобра.
        Джо рассмеялся.
        - Много глупых рассказов про бобра, - фыркнул он. Бобр, он хвостом ничего не разглаживает. Он шлёпает хвостом по воде, когда ныряет, - сказать другим бобрам, что кто-то идёт. Когда валит дерево, хлопает по земле, сказать, что дерево сейчас упадёт, чтобы другие бобры береглись.
        - Полно, Джо, - заспорил Уилл, - скажи ещё, что бобры разговаривают.
        - Разговаривают, конечно, - ответил Джо, - не хуже тебя. Только они разговаривают хвостом, а ты языком, - и, кстати, очень много иногда. Бобр, он хвостом разговаривает, плавает, ещё носит сучья и глину между хвостом и лапами, а больше ни для чего. А другая глупая история, - продолжал он, с редким для себя красноречием обличая бобра, - что он высасывает воздух из брёвен, чтобы они утонули. По правде, он их прижимает ко дну глиной.
        - А зачем он их прижимает ко дну?
        - Чтобы зимой есть кору, - ответил Джо. - Пошли, покажу.
        Он повёл Уилла по дамбе, - а по её гребню шла хорошая утоптанная тропа, настоящее шоссе лесного народца и его главная улица. От дамбы по диагонали тянулась канава, или даже канал, фута четыре в ширину и два глубину9. Он уходил в лес, прямой как стрела. Вырытые земля и глина были аккуратно сложены в бруствер по краю канавы.
        - Это кто-то лопатой выкопал, - заявил Уилл, внимательно осмотрев канаву.
        Джо не ответил, вместо этого он повёл товарища вдоль канавы, через подлесок, ко краю рощи дрожащих на ветерке осин. В конце канала несколько деревьев, некоторые из которых были в пару футов в диаметре10, были свалены всё тем же «зубилом» с говорящей канавкой на каждом из его следов. Ветки были отделены от стволов, а сами стволы разделены на четырёхфутовые отрезки11, сложенные у края канала. Глубокие следы в глинистом склоне показывали, где часть таких «поленьев» была спущена в канал, а позже возле плотины мальчики увидели это дерево, надёжно закреплённое на дне глиной. Джо было нелегко убедить Уилла в том, что всё это - работа бобров.
        - Сейчас они вернулись домой, живут тут, - объяснял Джо. А всё лето они путешествуют, играют, ходят в гости, живут в норах на берегу, веселятся. В августе - собираются дома, всю ночь работают, весь день спят, чинят плотину, хатки, запасают еду на зиму.
        - Откуда ты про них столько знаешь? - спросил Уилл.
        - Ловил их, - отвечал индеец. Однажды поймал большого - семьдесят фунтов12. Бобры, они в ловушке тихо сидят, не шумят, не бьются, как рысь или волк. А он попал в ловушку - и стоит в ней, а рукой прикрывает голову... Если ударить, он удар отбивает, и опять закрывается. Вот я однажды поймал молодого бобра. Я его выучил: он за мной ходил, как собака, и спал под моим одеялом, а когда я шёл куда-то далеко, ехал на верху моего заплечного мешка. Когда делал стоянку - он плавал в реке, но когда я свистел - сразу приходил.
        - А что с ним стало? - спросил Уилл, потому что Джо замолчал.
        - Белый человек застрелил, на шкурку, - коротко ответил Джо и после паузы добавил: - А я выстрелил в белого человека.         - Ты что же, убил его?! - ужаснулся Уилл.
        - Нет, ответил его товарищ, - руку только сломал, перебил кость. Пришли ещё белые люди, прогнали меня, я не успел ещё выстрелить.
        Мальчики вернулись к плотине и рассмотрели бобровые хатки, которых тут было несколько. Они походили на индейские ти́пи, только меньше. Б́ольшая их часть была построена в воде, основание их на несколько футов было ниже поверхности воды, над водой они поднимались на три-четыре фута, а в диаметре были около пяти13. Впрочем, одна из хаток была раза в два больше остальных и стояла на довольно глубоком месте. Она была сооружена в основном из очищенных от коры сучьев и брёвен из тополя и стояла на возведённом на дне прочном фундаменте из глины, укреплённой сучьями; в фундамент были заделаны крепкие колья. Эти колья наклонялись к центру постройки и были переплетены ветками и хорошенько обмазаны смесью глины и торфа - в результате, станы хатки были в добрых три фута толщиной.
        - Тут живёт их вождь, - заявил Джо, указывая на хатку. - У каждого бобрового племени есть вождь. Он командует, говорит, что надо делать. Иногда уводит бобров через лес - на десять, двадцать или тридцать миль и строит новую колонию, если в лесу пожар или вода пересыхает. У вождя всегда самый большой дом.
        Уилл был чрезвычайно заинтересован.
        - А что там внутри, и как он туда попадает?
        - Два входа, оба под водой. Внутри комната с полом из палок, и сухая постель. А воздух проходит внутрь через дырку на крыше.
        Некоторое время Уилл молча рассматривал жилище вождя бобров.
        - Слушай, Джо, - вдруг предложил он, - а давай нырнём и всё осмотрим? Ведь старикан нам ничего не сделает?
        Джо ухмыльнулся.
        - Да вряд ли, - ответил он. Я думаю, вождь ещё не вернулся домой. А даже если вернулся, бобр не станет драться, если только не загнать его в угол.
        - Ну так вперёд!
        - Глубоко нырять, - возразил Джо. - И далеко. И вход может быть узкий. Можно застрять.
        - Ладно тебе заранее трусить, - подзадоривал Уилл. - Где твой азарт? А застрянешь, так я тебя вытащу.
        - Ну, давай, - хмыкнул Джо.
        Встав на краю плотины, мальчики сделали несколько глубоких вдохов, нырнули и сквозь тёмную воду поплыли ко входу в хатку. С обращённой к берегу стороны к хатке было пристроено что-то вроде пандуса, где были сложены и закреплены глиной брёвна из «продуктовой» кучи. Этот пандус упирался в стену хатки прямо под круглым отверстием футов двух в диаметре14. С противоположной стороны хатки был второй, точно такой же, вход. Уилл доплыл до входа первым и на мгновение заколебался. Хотел бы он уметь задерживать дыхание на одиннадцать минут (это - рекорд для бобра)... Но он-то был мальчиком, и воздуха у него оставалось ещё всего на считанные секунды. Что если внутри ход сужается, и он застрянет? Так ведь и захлебнуться можно прежде, чем удастся освободиться. Но тут он подумал, что если он даже не попытается, Джо поднимет его на смех, и сильным гребком он подплыл к норе и нырнул внутрь почти так же быстро, как настоящий бобр. К счастью, оказалось, что ход на всём протяжении широкий и гладкий, и через секунду мальчик оказался в комнатке семи футов в поперечнике15. В середине её был устроен помост из палок и глины, на шесть дюймов16 поднимавшийся над водой и потому совершенно сухой. Ближе ко входу на этой платформе помещалось сухое и тёплое гнездо, целиком сделанное из расщеплённой буквально в стружку древесины. Пообок было устроено ещё одно ложе - из сухой травы и мха. А около обоих входов оставались небольшие пространства, залитые водой. Из щелей между поддерживавшими крышу сучьев в нескольких футах над полом в хатку проникали воздух и свет. Уилл только-только успел вскарабкаться на платформу, как из входного отверстия показалась голова задыхающегося Джо. К несчастью для индейца, владелец хатки в это время почивал на своей моховой постели. И в тот миг, когда Джо выныривал из воды, огромный чёрный зверь метнулся к выходу из хатки. Головы бобра и мальчика столкнулись с громким стуком. Трудно сказать, кто из двоих был больше поражён и напуган. Джо хрюкнул, словно кабанчик на забое, как определил этот звук позже Уилл, а бобриный вождь извернулся и чёрной молнией метнулся ко второму выходу. Один удар перепончатых лап и плоского чешуйчатого хвоста - и бобр, который оказался никак не меньше четырёх футов в длину17, исчез в норе. Державшийся за край спальной платформы Джо с выпученными глазами выглядел так забавно, что Уилл от хохота чуть не скатился в воду.
        - Добро пожаловать, мистер Кут́о, еле выговорил он наконец. - Мистеру Бобру пришлось спешно покинуть нас, поскольку у него назначена деловая встреча, однако он любезно просил меня принять вас. Не желаете ли перекусить с дороги? Может быть, кусочек тополя, или вы предпочитаете в это время дня бук?..
        Джо вылез на платформу, упал рядом с Уиллом и некоторое время лежал молча, отдыхиваясь. Потом он перекатился в тёплую постель из стружек, которую только что покинул владелец18. От стружек исходил слабый приятный мускусный запах.
        - Крупнее бобра в жизни не видел, - промолвил он наконец19. - И он чёрный. Редко, редко рождается чёрный или белый бобр - обычно они рыжевато-бурые. Шкура этого старика стоит кучу денег
        - По-моему, хватит и того, что мы его выгнали из дома, - заметил Уилл. - Отобрать у него ещё и шкуру - это было бы чересчур!
        Когда глаза мальчиков привыкли к полумраку, они внимательно рассмотрели внутренность дворца Вождя Бобров.
        - В погребе сырость, - отметил Уилл, - да и во дворе не мешало бы откачать воду, но в целом домик уютный и тёплый. Если сильно похолодает, можно будет переехать сюда. Надеюсь, владелец ничего не будет иметь против соседей… Впрочем, Джо, - мрачно продолжил он, - мне почему-то показалось, что он был тебе не слишком рад. Боюсь, ты как-то задел его.
        Джо ничего не ответил, только потёр свежую шишку на макушке. Мальчики удобно свернулись в тёплой постели и ещё долго говорили о бобрах. Джо пересказал Уиллу множество историй об этих умных животных, слышанные им от трапперов. Когда-то бобры водились повсюду, от Мексиканского залива до Гудзона - впрочем, во Флориде они не встречались, надо думать, из-за аллигаторов. Плотины бобров затапливали огромные лесные пространства. Затем вода губила лес, плотины разрушались, а дно бывших бобровых запруд, покрытое илом и торфом, превращалось в тучные луга. Когда-то, задолго до прихода в Америку белого человека, бобровые запруды создавали плодородные почвы, запасали воду на время засухи и, сдерживая наводнения, сохраняли чернозём на склонах холмов. Уилл навсегда запомнил утро, проведённое в бобровой хатке. В полумраке Джо говорил о бобрах так, как он говорил бы о мудром, храбром и счастливом братском племени индейцев. Бобры находят себе супругу на всю жизнь, и они всегда готовы пожертвовать жизнью ради своих детей. Он рассказал, что его народ верит в то, что когда-то в мире не было ничего, кроме безбрежных вод, в которых жил гигантский Бобр. По велению Великого Духа Бобр нырнул и поднял со дна грязь и камень - из них Великий Дух при помощи Бобра сотворил горы, равнины и луга. Обращаясь к собственному опыту, Джо рассказывал, что сам видел, как бобры закатывали на нужное место в строящейся плотине камни в сотню фунтов20 и без заметных усилий тащили против течения огромные брёвна. А деревья со стволом в два фута21 диаметром они валили так же аккуратно и ловко, как мог бы сделать лесоруб с топором. Как-то Джо заметил трёх бобрят на берегу ручья и сумел оказаться между ними и водой. Когда бобрята заметили, что путь к отступлению отрезан, они закричали громко и тонко, точь-в-точь как маленькие испуганные дети. Немедленно приплыла старая бобриха и притворилась сильно раненной. Когда она поняла, что этот трюк не сработал, приплыл и бобёр-отец; оба зверя нырнули и вынырнули у самого берега. Затем они выбрались на берег почти к самым ногам Джо и принялись ковылять, подволакивая лапы и изображая беспомощных калек. Но когда мальчик попытался поймать одного из них, тот, несмотря на кажущуюся неуклюжесть, рывком ушёл от противника. Бобрята, пользуясь тем, что внимание Джо было отвлечено, смогли отбежать достаточно далеко, чтобы у них была возможность побега. Тут же их родители разом нырнули, издевательски ударив хвостами по воде. Ещё Джо рассказал, как однажды видел драку между бобром и диким котом - несмотря на свои острые когти, хищник в конце концов вынужден был бежать, спасаясь от мощных и острых резцов бобра.
        - Понятно, почему канадцы выбрали бобра для своего герба, - резюмировал услышанное Уилл, когда пришла пора собираться восвояси. - Это и правда великий зверь!
________________________________________

1 Чуть менее пяти метров поперёк и двух метров в глубину

2 Глинистый сл́анец - мелкозернистая метаморфическая осадочная порода, состоит из глинистых минералов (каолинит, иллит, монтмориллонит) с вкраплениями кварца и кальцита, может содержать и другие минералы, а также вкрапления металлов; от этих минералов и металлов (в форме оксидов), в частности, зависит его цвет. Иногда включает окаменелости. Легко раскалывается вдоль бывшей плоскости образования (поскольку при образовании осадочные породы откладываются слоями).

3 Гнейс - метаморфическая горная порода, главными минералами которой являются плагиоклаз, кварц и калиевый полевой шпат, в подчиненном количестве могут присутствовать и другие минералы. По химическому составу гнейсы близки гранитам и глинистым сланцам. Гнейсы являются одними из наиболее распространённых в земной коре пород.

4 Около 10 га, или 0,1 кв.км

5 Около 30 м

6 5 м в ширину у основания, 3 м высотой. Это достаточно скромное достижение на фоне, например, самой большой бобровой плотины - 850-метровой (она видна даже из космоса!) в национальном парке Вуд-Баффало (англ. Wood Buffalo National Park) на территории провинций Альберта и Северо-Западные территории, Канада. В среднем же бобровые плотины имею длину порядка ста метров. Бобры строят плотины для защиты от хищников и обеспечения себе доступа к пище зимой. Бобровые плотины сохраняют болота, обеспечивают места обитания рыбе, лягушкам, перелётным певчим птицам и др.; в то же время они создают угрозу наводнений, особенно опасных вблизи насыпей железных дорог.

7И это игл-скаут с отличием за «знание леса»!..

8 Канадский бобр (лат. Castor canadensis) - полуводное млекопитающее отряда грызунов; один из двух современных представителей семейства бобровых (наряду с евразийским речным бобром). Бобры - вторые по величине грызуны после капибары. Биологически сходен с евразийским и долго время считался его подвидом. Однако у него 40 хромосом, а не 48, как у евразийского бобра, и они не могут скрещиваться. В отличие от евразийского бобра его туловище менее вытянуто, грудь широкая, голова короткая с более крупными тёмными ушными раковинами и близко расположенными выпуклыми глазами. Хвост шире (длина 20-25 см, ширина 13-15 см), овальный со слегка заострённым концом, покрыт чёрными роговыми щитками. Длина его тела 90-117 см; вес достигает 32 кг. Окраска красновато- или черновато-коричневая. Резцы оранжевого цвета, и непропорционально велики - ими бобр грызёт твёрдую древесину. Верхние резцы, по крайней мере, 20-25 мм длиной и 5 мм шириной. Смыкающиеся ушные отверстия и ноздри, прозрачные перепонки на глазах являются приспособлением к полуводному образу жизни. У основания хвоста и у самцов, и у самок находятся крупные парные железы, выделяющие пахучий секрет. Канадские бобры, как и европейские, активны по ночам, лишь изредка появляясь днём, и редко удаляются от воды. Они прекрасно плавают и ныряют, и способны оставаться под водой до 15 минут. Живут семьями до 8 особей - семейной пары и её потомства. Молодые бобры остаются с родителями до 2 лет. Бобровые семьи территориальны и охраняют свои участки от других бобров. Границы участка метятся секретом анальных желез (бобровой струёй), который наносится на специальные холмики из грязи и ила. В случае опасности подают сигнал тревоги ударами хвоста по воде. Живут в хатках, построенных из хвороста, обмазанного илом и землёй. Из хаток ведут лазы под воду (обычно 2); пол в них покрыт корой, травой и древесной стружкой. В норах канадский бобр селится гораздо реже, чем евразийский бобр. Для регуляции уровня воды и скорости течения строит на речках плотины из брёвен, ветвей, камней, ила, глины. Канадские бобры отличаются большими строительными способностями - им принадлежат рекорды в постройке плотин. Например, плотина, построенная на р. Джефферсон (Монтана), достигала в длину 700 м и легко выдерживала вес всадника, см. также примеч.78. Кишечник у канадского бобра длиннее, что позволяет ему питаться более грубым кормом. Поедает он, в основном, кору и луб мягких лиственных пород - ивы, клёна, тополя, берёзы, ольхи, осины. Питается также травянистой растительностью, водной и прибрежной. В зоопарках охотно ест батат, картофель, морковь, салат. Делает запасы корма на зиму. На молодых бобров охотятся волки, койоты, чёрные и бурые медведи, росомахи, рыси, выдры и ильки. На взрослых бобров хищники нападают редко. Канадские бобры моногамны; после смерти партнера отыскивают себе нового. Самцы и самки достигают половой зрелости на 3-й год жизни. Размножаются раз в год. Беременность длится 105-107 дней, бобрята рождаются между апрелем и июнем; они зрячие, покрыты красноватым, бурым или чёрным мехом и через 24 часа уже способны плавать. Размером они до 38 см, весят от 250-600 г. В помёте 1-4 детёныша. Кормление молоком продолжается до 90 дней, хотя уже ко второй неделе бобрята начинают поедать твёрдую пищу. С родителями молодые бобры остаются еще 2 года, после чего отправляются на поиски собственного кормового участка. Продолжительность жизни от 10 до 19 лет.

9 1,2 х 0,6 м

10 Около 60 см

11 Примерно 1м 20 см

12 Около 30 кг (70 фунтов точно равны 31,75 кг)

13 3-4 фута - от метра до 120 см, 5 футов - около полутора метров

14 Около 60 см

15 Чуть более 2 м

16 15 см

17 Около 1,2 м

18 А было сказано, что бобр лежал на второй, моховой постели…

19 Интересно, что речь Джо заметно улучшилась: в начале истории он говорил почти как индейский вождь в не самых лучших фильмах. На его грамматику и словарный запас, вероятно, повлияло постоянное общение со словоохотливым Уиллом.

20 Около 40 кг

21 Около 60 см

Tags:

(5 комментариев | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:daddycat
Date:Сентябрь 29, 2011 03:31 pm
(Link)
Даааа... В боброхатку полезли... Интересно, а с высоты на интерес вниз головой кидаться будут?
В общем, бобрам по-хорошему бы взять обалдуев на воспитание и поучить уму-разуму :)

Что касается улучшения речи Джо, то тут явно не только обучаемость -- парень еще слегка "оттаял" и этого самого "индейского вождя" не считает более нужным изображать.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Сентябрь 29, 2011 06:35 pm

а с высоты на интерес вниз головой кидаться будут?

(Link)
если б они были настолько благоразумны...
[User Picture]
From:daddycat
Date:Сентябрь 30, 2011 11:34 am
(Link)
:)))
[User Picture]
From:atsman
Date:Сентябрь 30, 2011 12:43 am
(Link)
Замечательный перевод! Читаю, как говорится, с неослабевающим интересом. Браво!
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Сентябрь 30, 2011 11:46 am
(Link)
спасибо :)
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com