?

Log in

No account? Create an account
СКАУТЫ В ЛЕСАХ (13) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Октябрь 5, 2011
01:48 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
СКАУТЫ В ЛЕСАХ (13)
ГЛАВА XIII
ПОБЕГ


        Остаток дня мальчики провели, молча лёжа на сухих листьях. Когда стемнело, бандиты развели костёр и приготовили ужин. Как будто про ребят все забыли, но когда бандиты поели, индеец пришёл и принялся разглядывать Джо. Потом он потрогал высокие скулы мальчика и его жёсткие чёрные волосы.
        - Ты тоже краснокожий, - буркнул он.
        Вскоре индеец вернулся с грубой миской тушёной оленины с картошкой - должно быть, бандиты прихватили картошку во время одной из вылазок. С самого утра мальчики ничего не ели, и кушанье пахло заманчивее, чем всё, что они когда-либо пробовали. Индеец ослабил ремни, удерживавшие правую руку Джо, но левая осталась связана; тогда он поставил перед мальчиком миску. Джо, однако, не притронулся к еде, пока не освободил правую руку и Уиллу. Когда друзья опустошили миску и начисто выскребли пальцами остатки со стенок миски, индеец вернулся и связал их снова, на ночь. Когда он затягивал петли на запястьях Джо, тот напряг мышцы, и в результате потом, когда он расслабил руку, между путами и кожей появился небольшой зазор. Перед тем, как ложиться спать, Доусон взял собак и прошёл с ними по напоминавшей грубую лестницу тропе - по которой, как он полагал, спустились незваные гости. Привязывая последнего свирепого зверя, он выразительно посмотрел на ребят.
        - Вздумаете шутки шутить, эти ребятишки в полминуты порвут вас на клочки, - сообщил он.
        Час за часом тянулась эта бесконечная ночь - и ночи длиннее ни у кого из двоих ещё не было. Вокруг храпели бандиты, снаружи то один, то другой пёс издавал тоскливый, жуткий вой. Где-то после полуночи Джо удалось вытянуть руку из ослабленных пут. После этого развязаться окончательно было делом считанных минут. Так же тихо он распустил тугие узлы на Уилле. Но им пришлось долго разминать затекшие руки и ноги. Джо ждал до серого предрассветного часа, когда люди спят крепче всего. Потом, бесконечно осторожно, он принялся пробираться между спящих. Доусона, который, завернувшись в одеяло, спал поперёк входа, обойти было невозможно - пришлось переступать через него. В слабом свете заходящей луны белки его глаз поблескивали из-под полуприкрытых век, и это делало его лицо совсем уж дьявольским.
        Они выбрались наружу; угол скалы прикрыл их от собак. Но стоит выйти из-за скалы - собаки их учуют, увидят и поднимут тревогу. Единственная надежда - добежать до тайного прохода прежде, чем бандиты проснутся и поймут, что происходит. Мальчики присели за скалой, точно спринтеры на старте, и затем внезапно ринулись бежать - в каком-то ярде от псов. Две собаки дремали, но третья, злобная старая сука, мгновенно оказалась на ногах. Натянув цепь, она яростно клацнула зубами, и тут же залаяла - звук походил скорее на рёв какого-то дикого зверя, чем на собачий лай. Это разбудило всех, кто спал. Мчась сквозь ночь, мальчики слышали свирепый вопль Доусона:
        - Вставайте! Знал же я, что надо было прикончить мальчишек! Ну ничего, далеко не уйдут - я спущу собак. Когда поймаем их, больше церемониться не станем!
        Обезумевшие от злости псы так натягивали цепи, что бандиту не сразу удалось освободить их. Эта маленькая фора спасла ребят. Они промчались по тропе так, как не бегали ещё никогда в жизни, и добрались до лаза, откуда вылезли утром на свою беду. Они голыми руками разметали песок; Джо хотел пропустить друга вперёд, но Уилл отказался.
        - Ты младше, и потом, это я тебя впутал, так что лезь первым, - шепнул он, подталкивая Джо вперёд.
        Уиллу казалось, что Джо никогда не залезет в нору, потому что снаружи её отверстие было ýже, чем изнутри. Джо отчаянно раскапывал песок, отбрасывая его назад, как сурок. Наконец ему удалось протиснуть плечи. Уилл слышал, как Доусон ругается, пытаясь отвязать собак. Если те настигнут нас раньше, чем мы завалим ход, шансов не будет. Помрём, как крысы в ловушке, - думал он. Раздался крик бандита и собачий лай, - псов спустили. В этот миг Джо наконец исчез в лазе, и Уилл ввинтился туда следом за товарищем - в последний момент. Завывая, как демон, старая сука бежала по следу мальчиков, а две другие собаки следовали за ней. Но Уилл успел пролезть внутрь, и они с Джо завалил вход круглым булыжником, валявшимся поблизости. После этого мальчики помчались вниз по тоннелю, спасая свои жизни; то и дело, когда тоннель сворачивал, они налетали на стену, а иногда спотыкались о камни и падали - но о синяках, ссадинах и о крови на своих лицах они, конечно, не думали, потому что понимали, что за ними по пятам во мраке гонится сама Смерть. Им было слышно, как псы лают у лаза и скребут камень; вскоре подоспели и бандиты.
        - Тут спрятались! - со злобным ликованием крикнул Доусон. - Ну, только вытащу этот камень, и пусть собачки прикончат этих лисичек!
        До края колодца ребята добежали в тот самый миг, когда псы один за другим забирались в лаз. Свора бежала так быстро, что когда беглецы нырнули в чернильно-чёрную неподвижную воду, старая сука была в каких-то десяти футах от колодца. Вниз по колодцу - потом вверх, к воздуху... Ребята отчаянно гребли руками и били ногами. Казалось, больше им под водой не продержаться - и тут они вылетели на поверхность чаши под водопадом и выкарабкались на берег. Уилл хотел было продолжать бежать, но Джо его остановил:
        - Погоди. Если собаки идут за нами, лучше встретить их тут.
        Это было разумно. Мальчики наспех натянули одежду, схватили каждый по увесистому камню с острыми краями и приготовились проломить череп собаке, буде та вынырнет вслед за ними. Впрочем, судя по всему, среди предков свирепой своры не было собаки-водолаза, потому что нырнуть вслед за ребятами собаки не решились. Из-под земли доносились приглушённые голоса и поскуливание псов, отказывавшихся нырять. Потом эти звуки стали тише, потом исчезли1.
        - Если они хотят нас поймать, им придётся спускаться с той стороны, а потом идти вокруг горы, - проговорил Уилл. - К тому времени мы будем далеко.
        Джо не испытывал такой уверенности.
        - Этот высокий, большой, он что-то придумает, - предрёк он. - Он плохой, очень плохой.
        Мальчики поспешили вниз тем же путём, каким поднимались накануне. Но они не знали, что собаки, от которых им еле-еле удалось улизнуть, происходили, в том числе, от ищеек, с которым когда-то охотились на людей2, и то, насколько опасно было для них идти так открыто. Миновав логово каркажу, они пошли вниз по Бобровому ручью. Когда солнце поднялось так высоко, что его стало видно сквозь кроны деревьев, Джо остановился и прислушался. Со стороны горы раздался лай, и этот лай приближался.
        - Они гонятся за нами, - пробормотал Уилл, бледнея. - У них был какой-то короткий ход! Эх, добраться бы только до сторожки! Мы бы позвонили, вызвали подмогу и могли бы продержаться до её подхода!..
        Джо ничего не ответил, но побежал вперёд той особой рысцой, какой он научился во время многочисленных охот. Голоса псов были отчётливо слышны теперь, но всё же преследователи были ещё очень далеко. Мальчики со всех ног мчались вниз по склону, вдоль Бобрового ручья - ведь речь шла, без всяких шуток, о самой их жизни. Тем не менее лай приближался. Наконец свора обогнула край горного склона и помчалась по прямой вдоль ручья, и её лай стал таким громким, что мальчики приостановились и обернулись, думая, что чёрные псы увидели их. На самом деле звук усиливался и передавался склонами распадка, словно в огромном рупоре; собак ещё видно не было.
        - Даже к шалашу не добежим, не то что к сторожке, - задыхаясь, сказал Уилл. - Эх, был бы у тебя твой лук, а у меня - дубина…
        Джо ткнул рукой вперёд.
        - Мы успеем. Мы поплывём, потом будем у бобров, нырнём, спрячемся в доме бобра. Будем живы.
        Уилл ничего не ответил, но понёсся вперёд сломя голову (Джо всё время на шаг опережал его). Мальчики добежали до Бобрового пруда и нырнули - собак пока ещё видно не было. Но минуту спустя завывание и лай дали понять, что свора взяла свежий след. Мальчики плыли, стараясь держаться как можно ниже в воде и, хотя собаки были уже у запруды, а ребята ещё не доплыли до заветной хатки, мальчиков собаки не заметили. Без малейшего всплеска ребята нырнули поплыли сквозь неподвижную воду ко входу в хатку Деда, вождя племени бобров, где они уже побывали несколько недель назад. Ещё минута - и они оказались внутри тёплого сухого купола и растянулись на постели хозяина. Забираясь внутрь, они слышали, как последний в испуге прыгает в воду, во второй выход. Снаружи сквозь плотную крышу их убежища доносился лай своры, а чуть позже послышались и хриплые голоса бандитов. Собаки остановились там, где след беглецов обрывался у воды.
        - Тут они нырнули! - крикнул Доусон. - Далеко уйти не могли! Пустите собак по берегу в разные стороны - они возьмут след!
        Ещё пару часов мальчики слышали ругань бандитов и лай озадаченных собак - преследователи метались вокруг пруда; наконец, ближе к полудню, эти звуки затихли.
        - Останемся тут дотемна, - сказал Уилл. - Потом им надоест искать3, они вернутся восвояси, а мы пойдём в лагерь…
        - Я стану спать, - согласился с ним Джо. Мальчики свернулись на покрывавшей помост мягкой траве и спали до вечера. Проснулись они незадолго до заката, и проснулись страшно голодными. Им казалось, что с того момента, когда им дали тушёную оленину, прошло не меньше недели. Джо поискал возле платформы - Дед приготовил тут ветки для еды, это был задел его зимних припасов. Джо порылся в них, вытянул ветку фута в четыре длиной4 и принялся глодать её - ни дать ни взять голодный бобёр-переросток. Уилл втянул ароматный запах чёрной берёзы, схватил ту же ветку и принялся грызть её с другого конца. Они обгладывали ветку, пока не встретились на середине; каждый проглотил несколько футов зелёного луба. Конечно, не самая лучшая пища, но всё же лучше, чем ничего - можно как-то заполнить желудок.
        Когда сквозь небольшие щели в крыше хатки5 перестал проникать какой-либо свет, мальчики осмелились выбраться наружу; беззвучно выбравшись на берег, они знакомой тропой пошли к лагерю. Ночь была совершенно тёмная, даже без звёзд. Лес был полон шорохов и шёпотов, в верхушках деревьев шелестел тревожный ветер. Мальчики крались тихо, понимая, что сейчас от тишины зависит сама их жизнь, поскольку враг вполне мог устроить засаду на хорошо заметной тропе. Постепенно во тьме соткались хорошо знакомые силуэты. Под большим буком в глубине чащи скрывалась их кладовая, со стенами из переплетённых сучьев и веток, где ребята держали запасы вяленой оленины, копчёной рыбы и плетёные корзины с сушёными ягодами. Беззвучно, как охотящиеся змеи, они проползли через заросли, открыли заплетённую дверь и голодно потянулись к аппетитным полоскам мяса на верхних полках. Никогда ещё они так не наслаждались едой. Насыщаясь, мальчики чувствовали, как силы буквально на глазах возвращаются к ним. Они не останавливались, пока не съели почти всё мясо и рыбу, набив остатками карманы своих замшевых рубах6, и не довершили поздний ужин обильным десертом из сушёных ягод.
        - Это будет повкуснее коры… - прошептал Уилл.
        Джо почтительно погладил живот, показывая, сколько для него значила плотная еда, и они выбрались из склада - для начала, чтобы напиться холодной воды из родника. Тут же неподалёку было их «оружейное дерево», как Уилл называл терновник7, на котором они развешивали для хранения своё оружие - дубинки, лук и стрелы. Они пошарили во тьме, и вскоре Уилл нащупал гладкую рукоять палицы Джо, и повесил её через плечо. Джо в это время отыскал лук и колчан со стрелами, и тоже вооружился. Затем Уилл подвязал к поясу мешок с метательными камнями, а Джо - короткую увесистую дубинку, и они, полностью теперь вооружённые, направились к шалашу. В сумраке они могли разглядеть поленницу и чёрное отверстие входа в шалаш. Никаких звуков оттуда слышно не было, но Джо почуял опасность. Он молниеносным движением потянул Уилла на землю, знаком велев ему молчать, и ползком подобрался к самому шалашу. Джо хотел было сунуть внутрь голову - но суть не наткнулся на спящего у самого входа мужчину. Джо отдёрнулся и застыл. Было слышно глубокое дыхание. Наконец, Джо поднялся и заглянул внутрь. Минут пять он вслушивался и всматривался во тьму. Потом тихо вернулся к Уиллу и прошептал ему на ухо:
        - Все спят. Собак нет. Теперь тихо, тихо идём к сторожке.
        - Не раньше, чем я заберу мою жемчужину, - так же шёпотом ответил Уилл.
        Джо долгим взглядом посмотрел на него:
        - Тогда я с тобой, вождь.
        Не говоря более ничего, мальчики, как тени, скользнули внутрь, и некоторое время стояли, пока не смогли различить силуэты спящих. Поперёк входа спал индеец. По правую руку, на лежанке Уилла, лежало огромное тело - несомненно, Доусон. Надо полагать, мешочек с отнятой у Уилла жемчужиной он носил на шее. Мальчики очень осторожно перешагнули через индейца и склонились над крепко спящим гигантом. Он лежал лицом вниз, вдобавок держал руки возле горла. Наклонившись ближе, Уилл смог разобрать шнурок на его шее. Однако забрать мешочек, не разбудив бандита, было абсолютно невозможно. Уилл уже решился одним рывком сорвать драгоценный мешочек с шеи Доусона и затем бежать во тьму, но Джо понял это и, мягко отстранив товарища, шагнул вперёд. Индейцы его племени, как древние спартанцы, обучали детей искусству воровства8. Наклонившись, он принялся осторожно дуть точно между лопаток спящего. Поначалу ничего не случилось. Но постепенно прохладное дуновение стало раздражать голую кожу бандита, и тот слегка заворочался. Наконец он с неразборчивым бормотанием перевернулся, спиной к тёплой подстилке. Теперь бесценный мешочек был открыт взгляду мальчиков. Однако это движение почти разбудило Доусона. Джо поднял с пола фетровую шляпу бандита и начал осторожно обмахивать ею спящего. Лёгкие ритмичные дуновения охладили разгорячённое лицо бандита, и вскоре тот спал так же крепко, как и прежде. Тогда Джо вытащил острый осколок кремня, который таскал с собой в качестве ножика, и с чрезвычайной осторожностью приподнял мешочек, в то же время пальцем слегка придавливая кожу Доусона там, где только что лежало сокровище, чтобы исчезновение давления мешочка не разбудило его. Потом Джо очень осторожно, легчайшими движениями, стал подрезать стежки на мешочке, пока тот наконец не зазиял отверстием. Он слегка сжал мешочек - и в подставленную ладонь Уилла скользнул гладкий шарик, который мерцал даже во мраке. Засовывая жемчужину поглубже в карман, Уилл следом за Джо пошёл к выходу. Увы - он шагнул самую чуточку в сторону и, когда Джо переступил через индейца, Уилл наступил на вытянутую ногу спавшего с другой стороны метиса. Тот с криком проснулся и схватил было мальчика, которому едва удалось увернуться. Джо при первом же звуке выпрыгнул наружу, и теперь был в относительной безопасности. Но когда Уилл оказался у выхода, индеец вскочил, перегородив дорогу. Уилл отступил на шаг - и его стиснула жилистая рука полукровки. Он попытался вырваться, но безуспешно. Вопли метиса разбудили Доусона, и тот вскочил - а Уилл в этот миг сумел скинуть с плеча и стиснуть дубину. С коротким, но сильным замахом мальчик обрушил её на голову державшего её противника. Звук удара в маленьком шалаше прозвучал необычайно отчётливо; бандит перекатился назад и лежал теперь, как большой пёс. Индеец спереди, а Доусон сзади кинулись на мальчика - только опыт игры в футбол9 спас его. Пытаясь схватить мальчика, индеец потянулся слишком высоко, и Уилл поднырнул под его раскинутые руки; ловким финтом он обошёл противника и вылетел из шалаша, прежде чем изрыгающие ругательства бандиты сообразили, что произошло. Мальчики ринулись по тёмной тропе и в мгновение ока скрылись из виду. Доусон, впрочем, не стал преследовать их, теряя время. Он вложил пальцы в рот и громко свистнул - и беглецы тут же услыхали со стороны склона горы лай своры, которую накануне вечером спустили поохотиться самостоятельно. Было очевидно, что как только собаки окажутся в лагере, погоня возобновится, поэтому сейчас мальчики изо всех сил старались получить фору и уйти как можно дальше - а при везении, добежать до сторожки и позвонить мистеру Донегану.
        Когда они устремились вниз по тропке, солнце уже осветило восточный край вершины Чёрной горы.
        - Мы, - выговорил Уилл, стараясь не сбить дыхание, - хотя бы выиграли хижину и участок леса. Вчера был последний день.
        - Если не бежим быстрее, - ответил Джо, - никогда не увидим наш патруль. Собаки близко.
        Действительно, лай и завывание своры приближались. Очевидно, псы, побежав на свист Доусона, сразу же взяли след мальчиков. Когда беглецы преодолели ещё четверть мили, лай стал совершенно явственным. Тропа в этом месте делала резкий поворот, почти поворачивая назад, чтобы обогнуть топкий участок - родничок образовывал тут трясину. За поворотом тропа проходила между двух больших белых дубов. Уилл схватил друга за плечо.
        - Нам не успеть к сторожке раньше собак, - выдохнул он. - А тут подходящее место, чтобы их встретить. Они повернут на открытое место, и мы, может, смогли бы подбить пару из них прежде, чем они доберутся до нас
        - А если шайка вместе с собаками?
        - Тогда нам конец. Пристрелят. Но придётся рискнуть.
        Мальчики встали за стволами дубов и постарались успокоить дыхание, готовясь к схватке. Джо аккуратно натянул тетиву, освободил стрелы в колчане от придерживающей завязки, а свою любимую стрелу наложил на лук. Уилл выбрал лучший метательный камень - хорошо сбалансированный, увесистый кусок кварца с острыми гранями. От напряжённого ожидания взвинченные нервы мальчиков едва не лопались. У Джо на лбу выступили крупные бисеринки пота; Уилл покрутил дубинку сперва в одной руке, потом в другой. Голоса собак становились всё громче - и вдруг смолкли. По свежему запаху псы поняли, что добыча рядом. Мальчики пристально следили за участком тропы в тридцати ярдах. Если собаки одни - шанс есть. Если же за кустами покажутся головы бандитов - их обоих ждёт неминуемая смерть. Теперь они услышали топот лап и сопение суки-вожака, вынюхивавшей след. Ещё несколько секунд - и станет ясно, есть ли у них этот самый шанс... Внезапно за кустом показалась сука с хищной длинной головой и злобно горящими глазами - она неслась по следу мальчиков. За спиной суки-вожака маячили чёрные тени её свирепых отпрысков, которым, впрочем, нипочём не удалось бы обогнать свою мамашу. Свора вырвалась на открытое место, а мальчики напряжённо смотрели в кусты - не следует ли за собаками двуногая смерть. Но - никого больше! Значит, бандиты пустили собак впереди себя, и не могли угнаться за ними. Джо медленно поднял лук и натянул тетиву до самой груди; и как только псы миновали середину небольшой прогалины сразу за поворотом тропы, раздался звон тетивы, и в воздухе как будто сверкнул луч света. Раздался захлёбывающийся вой - стрела вонзилась в горло второго пса и засела в жизненно важной точке. Пёс подпрыгнул высоко вверх - и упал уже мёртвым. В тот же миг Уилл метнул свой камень во второго, который на долю секунды замедлил бег при виде гибели собрата. Прогудев в воздухе, камень попал в лапу животного точно над суставом и переломил её, как тростинку. Но скулёж умирающего и вой покалеченного псов привели суку в настоящее бешенство. Она с безумным рёвом вылетела из-за поворота и, со вздыбившейся на загривке шерстью, кинулась на ребят. Времени хватало лишь на одну попытку. Стрела и камень разом полетели в атакующего зверя - и оба мальчика промахнулись. Мальчики только начали движение - а собака низко пригнула голову и одновременно рванулась вперёд. В результате стрела просвистела между её ушей, а камень лишь чиркнул по шерсти на загривке. Мальчики еле успели схватить дубинки - а огромная собака была уже рядом. Без сомнения, она успела бы схватить одного из них, если бы не потеряла какое-то мгновение на выбор - кого хватать. Эта крошечная пауза стала для неё роковой. Уиллл со всех сил обрушил тяжёлый, заострённый конец палицы на череп собаки, а Джо одновременно с неменьшей силой дубиной ударил её по чёрной спине. Взвыв, сука застыла на миг - и упала на бок. Её предсмертный вопль подхватили разъярённые голоса отставших бандитов. Не удостоив подёргивающиеся собачьи тела ещё одним взглядом, мальчики покинули засаду и помчались вперёд - они успели полностью восстановить дыхание. И всё же преследователи, пожалуй, смогли бы вскоре увидеть беглецов через прицелы своих ружей, потому что от болота тропа шла совершенно прямо; к счастью, они задержались возле поверженных псов. Мальчикам ещё долго были слышны пронзительный голос метиса и хриплая ругань Доусона, которые пытались помочь раненым и умирающим собакам. Но наконец за внезапным поворотом тропы показалась приземистая бревенчатая сторожка. Последним рывком мальчики преодолели финишную прямую, плечо к плечу влетели на крыльцо и дрожащими руками принялись шарить над косяком, где должен был быть спрятан ключ. К счастью, он там и был, и вот уже мальчики оказались внутри, заперли дверь и задвинули массивный деревянный засов - целый брус, который входил в железные петли на двери и в паз в стене. Передние и заднее окна были закрыты толстыми дубовыми ставнями. Мальчики оказались в безопасности - по крайней мере на какое-то время. Уилл сразу схватился за телефон, а сообразительный Джо по маленькой лесенке поднялся на чердак и открыл ставни на одном из небольших окошек, откуда было отлично видно пространство перед дверью и оба передних окна. Затем он открыл и окошко на противоположном торце - теперь он был готов пустить стрелу в любого, кто попытался бы подобраться к сторожке с фронта или с тыла.         В это время Уилл внизу яростно стучал по рычагу телефона, пытаясь пробиться к станции10, а на тропе слышались уже голоса преследователей - и они приближались! Наконец, станция ответила, и Уилл продиктовал номер мистера Донегана.
        - Скорее! - добавил он. - Дело жизни и смерти!

        Казалось, трубку не брали целый час.
        - Что вам угодно? - послышался наконец грубый голос; это не мог быть никто иной, как лесопромышленник.
        - Это Уилл Брайт. Джо и я, мы в вашей сторожке. Нас схватили «Шрам» Доусон и его банда. Но мы сбежали. Они гонятся за нами, и я не знаю, сколько мы сможем продержаться. Возьмите людей и приезжайте как можно скорее, пожалуйста! И… мистер Донеган, - тут голос Уилла слегка дрогнул, - если не успеете, попрощайтесь с родителями от моего имени. И - и мы с Джо выиграли хижину для отряда! Мы всё время были в лесу, и ни с кем не говорили, и нам никто не помогал с тех пор, как мы расстались.
        Что бы ни говорили о манерах и терпении богача, в недостатке решительности и быстроты упрекнуть его было нельзя.
        - Держись, парень! - закричал он, и на этот раз в его голосе не было ничего грубого. - Я только захвачу шерифа и ещё пару ребят, и гоню к вам - обещаю побить все рекорды!


_____________________________________

1 Во-первых, с трудом верится, чтобы даже лучшая собака-водолаз преодолела описанную водную преграду. И столь же сомнительно, что через такую толщу воды герои могли слышать голоса и прочее, разве что были какие-то трещины, соединявшие пещеру и уступ под водопадом (о шуме которого тоже не стоит забывать)…

2 Частая практика рабовладельцев.

3 Тоже, конечно, натяжка: собаки должны были учуять вчерашний след и привести погоню именно в лагерь…

4 Около 1 м 20 см

5 И как это их собаки не учуяли через эти щели…

6 Рубахи были даже с карманами! При использованной технике шитья - настоящее чудо…

7 Здесь «терновник» употреблён как обобщающее название колючих растений, в библейском смысле («терние»). Вероятнее всего, североамериканская дереза (Lycium andersonii) или один из видов акации колючей (Acacia); кстати, венец Иисуса был изготовлен, вероятно, именно из акации.

8 Ленивые, вороватые индейцы… правда, храбрые и выносливые. Как же иначе.

9 Здесь, несомненно, имеется в виду американский футбол (в этой игре разрешается нести мяч руками, кидать его, мяч - продолговатый, ворота практически идентичны воротам для игры в регби, а действия игроков в начале ХХ века были заметно жёстче, чем у европейских футболистов. Канадский футбол похож на американский, хотя имеет ряд отличий.

10 Разумеется, никакого наборного диска не было; соединение устанавливала телефонистка на «центральной» (телефонной станции). Какой именно аппарат был у м-ра Донегана, сказать трудно, он был богатым человеком, но это всего лишь сторожка. Так что у этого телефона могло и трубки не быть - а только наушник и рупор микрофона отдельно (встроенный в аппарат или тоже на проводе).

Tags:

(9 комментариев | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:honestas
Date:Октябрь 5, 2011 10:03 am
(Link)
"в недостатке решительности быстроты упрекнуть его было нельзя."
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Октябрь 5, 2011 10:39 am
(Link)
спасибо :)

а в предыдущей части нашёл ещё одного Джо, который Уилл. Говорю же, надо было сделать их обоих Паулями...
[User Picture]
From:honestas
Date:Октябрь 5, 2011 10:49 am
(Link)
Это как в той китайской истории про Чжоу, который снится бабочке: Джо приснился сон, что он Уилл, которому снится, что он Джо.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Октябрь 5, 2011 12:55 pm
(Link)
:)))
[User Picture]
From:aikr
Date:Октябрь 5, 2011 12:39 pm
(Link)
Стрела и камень разом полетели в атакующего зверя - и оба попали мимо.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Октябрь 5, 2011 12:55 pm
(Link)
э, мне это выражение не кажется неправильным
[User Picture]
From:atsman
Date:Октябрь 5, 2011 02:22 pm
(Link)
Ай, меня опередили!
Я бы еще выделил жирным и "оба". "Стрела" - "она". "И та, и другой" - плохо. "Они"? Я бы вообще опустил "оба".
"Мимо" - "пролетают". Однозначно не "попадают". :)
Те, кто стреляют, бросают, мажут. Или промахиваются. То, чем стреляют, пролетает мимо цели.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Октябрь 5, 2011 06:00 pm
(Link)
я имел в виду - оба мальчика попали мимо :)
[User Picture]
From:atsman
Date:Октябрь 6, 2011 02:35 am
(Link)
:)
Может, хотя бы дописать "цели"? "Медсестра прицелилась, воткнула шприц, но попала мимо вены"... :)
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com