?

Log in

No account? Create an account
БЕЛА (7) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Май 29, 2012
04:07 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
БЕЛА (7)
    Джонни, чувствуя себя глубоко несчастным, повернулся к выходу.
    Из темноты за открытой дверью раздалось злобное ворчание.
    Миссис Ковач ахнула.
    – Б е л а...
    Существо ворвалось в дом и бросилось вперёд, нацелившись точно на ногу Джонни.
    – Нет, это не Бела, – вздохнул Джонни, – это опять тот чёртов волчонок...
    Он увернулся, быстро опустился и дал волчонку шутливую оплеуху. Тот огрызнулся – точь-в-точь бойцовый пес, – отскочил и прижался брюхом к полу. Уши волчонок прижал к голове – точно как старина Бастер, когда он впервые увидел Белу, – а его жёлтые глаза холодно целились в горло Джонни.
    Потом он кинулся снова, изо всех сил отталкиваясь короткими толстыми лапами.
    Джонни ловко поймал его за шкирку и осторожно встряхнул. Звереныш щёлкал зубами, рычал и бил лапами воздух.
    – Надо же, чёрт возьми! – сказал Джонни, забыв на минуту, что мистер Ковач совершенно недвусмысленно велел ему убираться. – Эта мелочь пузатая, значит, за мной шла!..
    – А вы что, уже видели этого волчонка сегодня? – резко спросил мистер Ковач. Его глаза расширились и стали чуточку ярче.
    – Ну да. В пещере. Сразу после того, как убежал Бела. Он и тогда хотел меня укусить, а потом вот выследил – бежал за мной до самого вашего дома. – Джонни слабо ухмыльнулся, переводя взгляд с мрачного лица мистера Ковача на лицо его жены, которое стало чуточку менее встревоженным. – Похоже, он меня сожрать хочет, а?..
    – Полагаю, – угрюмо ответил мистер Ковач, – хочет.
    – Я его унесу и опять выпущу, – сказал Джонни.
    – Опять?..
    Волчонок извернулся в руках Джонни, голодно кося жёлтым глазом на ближайший палец. Джонни кивнул.
    – Да, я вынес его из пещеры, когда увидел, что Бела не откликается. Я решил, что нехорошо будет дать ему там погибнуть. Может быть, потом, когда он вырастет, я его застрелю, если увижу... а пока я решил дать ему шанс. Он совсем маленький ещё.
    – О, отдайте его мне, молодой человек! – воскликнула миссис Ковач. – Он такой милый!
    Она взяла волчонка у Джонни, прежде чем тот успел возразить, что это опасно, и прижала к себе. Волчонок заскулил, поднял на миссис Ковач большие жёлтые глаза и, похоже, вовсе не собирался сопротивляться, прекратив всякие попытки вырваться.
    Впрочем, Джонни был слишком несчастен, чтобы удивиться – или хотя бы заметить это.
    – А теперь ступайте, молодой человек, – сказал мистер Ковач.
    Джонни опять повернулся к двери.
    – Но ведь вы его выпустите потом, мистер Ковач? Ведь вы его не убьете?
    – Не убью.
    – И, пожалуйста, попросите все-таки шерифа помочь вам искать Белу. Я тоже пойду, если... если вы разрешите. Я ведь знаю пещеры, как...
    – С Белой всё будет в порядке, – остановил его мистер Ковач.
    – Когда вы его найдёте... скажите, пожалуйста, что я прошу у него прощения, ладно?
    – Ладно.
    Джонни уже взялся за ручку двери, и тогда миссис Ковач мягко сказала что-то по-венгерски. Мистер Ковач хмыкнул и позвал:
    – Минуточку, молодой человек.
    Джонни повернулся.
    – Да, сэр?
    Волчонок уже сидел на столе, и миссис Ковач задумчиво почёсывала ему загривок.
    – Молодой человек, – медленно сказал мистер Ковач, – мне бы не хотелось быть излишне строгим. То, что вы сделали, было не слишком хорошим поступком, но, я полагаю, вас можно понять. И думаю, вас можно также и простить. Вы сразу же пришли к нам и всё рассказали – и были готовы помочь исправить сделанное вами.
    – Да, сэр?..
    – Итак, вы можете приходить к нам так часто, как пожелаете, и играть с Белой.
    Джонни просиял.
    – Да, сэр! Спасибо!
    – Естественно, при условии, что вы более никогда не сделаете ничего подобного.
    – Да, сэр! То есть, конечно, нет, сэр!
    – А теперь, – с некоторым нажимом сказал мистер Ковач, – я хочу еще раз убедиться, что правильно понял всё, случившееся в пещерах. Итак: нашему Беле стало плохо; вы уронили фонарик; когда же вы наши его и вновь включили, Белы уже не было рядом с вами.
    – Всё так, сэр.
    – И вы      н е    в и д е л и, куда и как исчез Бела.
    – Нет, сэр, не видел.
    – А потом вы заметили волчонка.
    – Ага, – Джонни ухмыльнулся. – Надо ж куда залез, дурачок! Хорошо ещё, я его нашёл.
    – Хм-м.. – произнес мистер Ковач. – Да.
    Его глаза, которые стали было чуточку больше и ярче, когда он расспрашивал Джонни, теперь блестели не так сильно; а пальцы, которые стали было чуточку ещё более волосатыми, расслабились.
    – А теперь вам лучше действительно идти домой. Я... найду Белу. Спокойной ночи, молодой человек.
    – Спокойной ночи, мистер Ковач. Спокойной ночи, миссис Ковач.
    Но когда Джонни в третий раз повернулся к двери, мистер Ковач опять задержал его:
    – Ещё одно, молодой человек...
    Джонни остановился.
    – Я был не вполне правдив с вами. Наш Бела на самом деле не то чтобы болен. Просто... в определённые дни месяца он обязательно должен быть дома до наступления ночи, потому что... ну, я полагаю, это можно назвать традицией. Да, это такой венгерский обычай. Наш старинный родовой, семейный обычай. И его надо соблюдать – понимаете?
    – Да, сэр.
    – И мы не расскажем Беле о том, что вы не заблудились на самом деле, а зло над ним подшутили... если, в свою очередь, вы дадите слово тоже никому не рассказывать о том, что произошло этой ночью.
    – Да, сэр.
    – Право, нам не хотелось бы выглядеть странными в глазах соседей. Обычаи у всех разные, молодой человек. И мы – все мы – тоже разные.
    – Да, сэр. Папа меня тоже этому учил.
    – А он учил вас держать свое слово?
    Джонни ухмыльнулся.
    – Он меня порет, если я не выполняю обещаний.
    – Итак – вы даёте слово?
    – Да.
    – Вы будете хорошим товарищем для Белы, как я и сказал. Итак – до свидания, молодой человек, спокойной ночи!

    Улыбаясь, Джонни Стивенс пошёл домой. Войдя в кукурузное поле, он начал насвистывать, поглядывая на большую полную луну. Интересно – в Венгрии она что, всегда в семь восходит?..
    Да нет, конечно. Просто, наверно, они так рассчитали время, чтобы Бела был дома до её восхода и выполнил этот самый обычай – что бы это за штука ни была. Хотя, хм, очень часто луна встаёт и намного раньше. Даже полная луна, как сегодня, – она обычно всходила с заходом солнца. Зимой так и в четыре часа.
    А может, – Джонни кивнул сам себе, вспоминая школьные уроки, – может, Ковачи рассчитывали время возвращения Белы по сезонам, по месяцам. Может, даже по... по... как её... широте. И длинноте.
    Чудной обычай. Может, Бела когда-нибудь расскажет...

*    *    *

    Мистер Ковач задумчиво посмотрел на сына.
    – Мы могли потерять всё, – сказал он жене, – если бы мальчишка не уронил свой фонарик. Наша новая страна добра к нам... А теперь – теперь, Эва, пришла пора рассказать Беле, кто он...

Бела.JPG

Tags: ,

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com