Doctor-Lector (phd_paul_lector) wrote,
Doctor-Lector
phd_paul_lector

Categories:

Теодор Старджон, "Борговля тутылками" (1)

Забросил я что-то выкладывание в ЖЖ своих (старых) переводов...




Теодор Старджон

БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ


       Никогда прежде я не замечал этого магазинчика - а ведь живу всего в полутора кварталах отсюда. Хотите, дам адрес? Называется "Борговля тутылками" - между Двадцатой и Двадцать первой улицами, на Десятой авеню, Нью-Йорк. Можете отправиться туда сами и поискать. Возможно, вы об этом не пожалеете. Но лучше всё же не пробуйте.

       "БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ". Это меня сразу остановило. Представьте себе лавчонку с уныло скрипящей на ветру облупившейся вывеской, болтающейся на кованой завитушке. Я было прошел мимо: в кармане у меня лежало обручальное кольцо, которое Одри мне только что вернула, и мысли мои были очень далеко от таких вещей, как лавочки по борговле тутылками. Я говорил себе, что Одри могла бы найти для описания моей особы иное слово, чем "никудышный". А её заявление о том, что я "прирождённый психопатический никчемушник, заведомо неприспособленный к жизни", было настолько же неуместно, насколько выспренно. Она, несомненно, вычитала где-то эту тираду и теперь выдала её на-гора, присовокупив: "И я бы не вышла за тебя, даже если бы ты был последним мужчиной на земле",- что, как вы понимаете, тоже довольно-таки потёртое клише.

       "Борговля тутылками!"- пробормотал я и приостановился, задумавшись, где я подхватил такое странное сочетание. Ясно - прочёл на вывеске. "А что такое "Борговля тутылками"? - спросил я себя. И сам себе уверенно ответил: "Не знаю. Вернись и выясни, если хочешь".

       Так я и сделал - прошёл назад по восточной стороне Десятой авеню, размышляя, кто может содержать это заведение и чем они там занимаются.

       Ответ на этот второй вопрос мне дала надпись на табличке в окне, трудно читаемая из-за наслоений пыли - несомненно, пыли веков. Там было написано:

МЫ ПРОДАЁМ БУТЫЛКИ


       Там ещё что-то было написано - буквами поменьше. Я протёр пыльное стекло рукавом и наконец разобрал и эту строку:

С РАЗНООБРАЗНЫМ СОДЕРЖИМЫМ!


       Да, именно так:
       

МЫ ПРОДАЁМ БУТЫЛКИ
С РАЗНООБРАЗНЫМ СОДЕРЖИМЫМ!



       Ну и, естественно, я зашёл. Содержимое у бутылок порой бывает очень даже приятным, а я, по моему состоянию, не возражал бы против пары стаканчиков приятности.

       - Закройте её! - крикнул кто-то, лишь только я, толкнув дверь, шагнул внутрь. Голос исходил от плавающего в воздухе над углом прилавка огромного белого яйца. Вглядевшись, я понял, что это вовсе не яйцо, а лысина какого-то старичка, вцепившегося в прилавок. Его тщедушное костлявое тело висело в воздухе, колышимое сквозняком от открытой мною двери, словно было сделано из мыльных пузырей. В некотором изумлении я пнул дверь пяткой. Та закрылась, и человечек шлёпнулся на пол, но тут же, улыбаясь, поднялся на ноги.

       - Рад снова вас видеть,- проскрипел он. Похоже, его голосовые связки тоже были здорово пропылены. Как всё в лавчонке. Когда дверь закрылась, мне показалось, что я оказался внутри огромной пропыленной головы, закрывшей глаза. Нет, света было достаточно.

       Но это был не дневной и не искусственный свет, а что-то вроде света, отраженного бледными - очень бледными - щеками. Не могу сказать, чтобы этот свет мне понравился.

       - Почему вы сказали - "снова"? - с некоторым раздражением спросил я.- Вы же меня никогда раньше не видели.
       - Разумеется, видел - когда вы вошли. Я упал, а потом поднялся и снова вас увидел, - вывернулся старикашка и расплылся в улыбке.- Чем могу служить?
       - Ну,- ответил я,- я прочёл вашу вывеску. Найдется ли у вас бутылка с хорошим содержимым?
       - А что вы хотите?
       - А что у вас есть?

       Вместо ответа он вдруг разразился стихами, которые я и сегодня помню слово в слово:

       За пару монет - удачи флакон
       Иль редкого шанса бутыль;
       Иль этот флакон – принесёт тебе он
       На сказку похожую быль.
       Из этой бутыли один глоток -
       И тебя не промочат дожди;
       А вот ещё один пузырек
       С ним победы на скачках жди.
       Вот бутылка чертей и креветок бутыль
       Из морей, что неведомы вам;
       Вот от страха лекарство и звёздная пыль,
       Это - трель, что наигрывал Пан.
       Можно всё получить: работу, жену,
       Дар в воде уцелеть и в огне;
       Иль уменье пройти в - Иную Страну...
       И всё - по доступной цене.

       - Эй, эй, постойте! - оборвал его я.- Вы что, всерьёз торгуете кровью дракона, чернилами отца Бэкона и прочей дребеденью?
       Он быстро покивал и заулыбался во всю свою невозможную физиономию.
       - Всё настоящее, без подделок? - настаивал я. Он снова покивал.
       - Вы хотите сказать, что вот так стоите тут, в этом городе, средь бела дня и, не боясь, что вам попортят карточку, несёте чушь и ждете, что я - я, образованный, интеллектуальный человек...
       - Вы очень невежественны, вдвое более глупы, чем невежественны, и вдвое более напыщенны, чем глупы,- тихо сказал он.

       Я метнул на него взгляд, каким можно испепелить человека на месте, потянулся к дверной ручке - и застыл. В самом буквальном смысле. Старикашка выудил откуда-то допотопный пульверизатор с резиновой грушей и пару раз брызнул на меня, когда я поворачивался. И Господи помилуй, я просто не мог шевельнуться! Зато ругаться я мог по-прежнему и, клянусь, использовал эту возможность на все сто!

       Хозяин лавчонки выбрался из-за прилавка и подбежал ко мне. Похоже, что за стойкой он стоял на ящике, потому что в нем было никак не больше трех футов роста. Он ухватился за фалды моего пиджака, мигом вскарабкался мне на плечи и затем съехал оттуда прямо на руку, протянутую к дверям. Он сидел у меня на руке, болтал ножками и хихикал. По-моему, он вообще ничего не весил.

       Когда мой запас ругательств иссяк - а я считаю делом чести не повторяться, - он сказал:
       - Ну как, это вас убеждает, о мой нахальный и невежественный друг? Это была эссенция из волос Горгоны. И пока я вам не дам антидот, вы так и будете тут стоять. Хоть до гудущего бода!
       - Сейчас же отпусти меня, - прорычал я, - не то я так тебе врежу, что у тебя мозги через зад вылетят!
       Он только хихикнул.

       Я вновь попытался высвободиться, но тщетно. Как если бы кожа моя превратилась вдруг в кокон из легированной высокоуглеродистой стали. Я снова принялся ругаться, но уже от бессилия.

       - Вы просто возомнили о себе невесть что,- объяснил владелец "Борговли тутылками".- А взгляните-ка на себя! Да я бы не нанял вас даже стекла мыть. Вы хотите жениться на девице, которая привыкла, прямо скажем, к полурастительному существованию, и дуетесь на весь белый свет, когда она вас отвергает. А знаете, почему она вам отказала? Потому что у вас нет и никогда не будет работы. Вы неудачник. Вы бездельник. Вы не умеете и не желаете жить своим трудом. Хи! Хи! И вы позволяете себе учить своих ближних! Так вот, будь я на вашем месте, я бы очень вежливо попросил отпустить меня, а затем ждал бы, не найдется ли в этом магазине доброй души, которая согласилась бы продать мне бутылку с полезным Содержимым, которое, возможно, помогло бы мне...

       Должен сказать, что я никогда и ни перед кем не извиняюсь, не иду на попятную и не позволяю всяким торговцам болтать что на ум взбредет. Но тут случай был особый. Никогда раньше меня не превращали в камень, и никогда раньше меня не тыкали носом в такое количество обидных истин. Я сдался.

       - Ладно, ладно, ваша взяла. Отпустите меня, и я что-нибудь куплю...
       - Слишком кисло, - самодовольно упрекнул он, легко соскользнув на пол и взяв распылитель наизготовку. - Вы должны сказать: "Пожалуйста, очень вас прошу".
       - Очень вас прошу,- выговорил я, давясь от унижения.

       Он отошёл к прилавку и вернулся с пакетиком порошка, который и дал мне понюхать. Через пару секунд меня прошибло по́том, и к моему телу так быстро вернулась гибкость, что я едва устоял на ногах. Я наверняка грохнулся бы и расшиб затылок, если бы не продавец, который заботливо подхватил меня и усадил на стул. Когда сила понемногу стала возвращаться в моё потрясённое тело, я было подумал, что сумел бы пальцем перешибить этого гнома за его шуточки. Однако меня остановила странная мысль - странная потому, что никогда раньше я ни о чем таком не думал. А именно, я понял, что когда выйду из лавки, я вынужден буду согласиться с невысокой оценкой моей персоны, данной продавцом.

       А он ничуть не беспокоился. Оживленно потирая ручки, он повернулся к по́лкам.

       - Нуте-с, посмотрим... Интересно, что же вам все-таки подойдет? Хмммм... Успех вы оправдать не сумеете. Деньги? Вы не знаете, что с ними делать. Хорошая работа? Так вы не годитесь ни для какой работы...- Он сочувственно оглядел меня и покачал головой. - Тяжёлый случай. Тц-тц-тц... (Я почувствовал, как у меня по спине побежали мурашки.) Идеальная подруга жизни? Ну, нет. Вы слишком глупы, чтобы распознать идеал, слишком эгоистичны и влюблены в себя, чтобы оценить его. Право, не знаю, чем я могу... хотя постойте!

       Он выхватил с полок пяток бутылок и банок и скрылся где-то в тёмных недрах магазина. Раздавшиеся звуки свидетельствовали о бурной деятельности - звенело стекло, что-то хрустело, и пестик скрежетал в ступке.

       Потом я услышал, как жидкость вливают в посуду с порошком и размешивают при этом; и наконец, как получившимся снадобьем через фильтровальную воронку с бульканьем наполняют бутыль. И вот хозяин вернулся ко мне, гордо неся небольшую, унции на четыре, бутылочку без этикетки.
       - Вот, в самый раз! - он так и сиял.
       - В самый раз - для чего?
       - То есть как для чего? Чтобы вылечить вас, разумеется!
       - Вылечить? - моя, как выражалась Одри, самоуверенная напыщенность вернулась ко мне, пока он смешивал своё зелье. - Что значит вылечить? Я в полном порядке!
       - Милый мальчик,- тон его был совершенно непереносим, оскорбителен. - Милый мой мальчик, вы совершенно НЕ в порядке! Разве вы счастливы? Разве вы хоть когда-нибудь были счастливы? Нет. Так вот, это я и собираюсь вылечить. Точнее сказать, я подтолкну вас к выздоровлению; ну а остальное - уже ваше дело. От больного всегда требуется помощь врачу...

       - В общем и целом, молодой человек, - продолжал он, - ваш случай - очень тяжёлый. Выражаясь профессиональным языком, у вас наблюдается чрезвычайно запущенный случай злокачественной формы ретрогрессивного метампсихоза эго. Вы от природы непригодны ни к какому делу. Вы - отвратительный социофаг. Вы мне совершенно не нравитесь. Вы никому не нравитесь.

       Я чувствовал себя примерно как под бомбёжкой. Заикаясь, я выдавил:
       - Что... что в-вы хотите?..
       Он протянул бутылку.
       - Подите домой. Запритесь в комнате, один. Чем комната меньше, тем лучше. Выпейте до дна, прямо из бутылки. Ждите, пока подействует. Всё.
       - Но - что со мной будет?
       - С вами - ничего. Для вас - много чего. Содержимое этой бутылки может сделать для вас ровно столько, сколько вы пожелаете. А теперь слушайте внимательно! Пока вы будете использовать то, что даст вам Содержимое, для собственного развития и улучшения своего положения - вы будете процветать. Но попытайтесь только тешить себя самолюбованием, или хвастаться, или, того хуже, мстить кому-то, пользуясь тем, что вы получите, - и последствия будут для вас ужасны. Помните это!
       - Но что это такое? Каким образом...
       - Я продаю вам талант. У вас сейчас таланта нет, никакого. Когда вы обнаружите сущность своего таланта, от вас будет зависеть, как вы им воспользуетесь. А теперь уходите; вы мне по-прежнему не симпатичны.
       - Сколько я вам должен? - пробормотал я, совершенно на этот раз уничтоженный.
       - Цена входит в само Содержимое. Вам не придется ничего платить, если только вы будете следовать моим указаниям. А теперь уходите, не то я раскупорю бутылку с джинном - я имею в виду отнюдь не "Лондон Драй"!
       - Иду-иду,- поспешил сказать я, заметив подозрительное шевеление внутри огромной десятигаллонной бутыли, в каких держат кислоты. Это шевеление мне совсем не понравилось.- До свидания!
       - Со двидания,- ответил он.

       Я вышел, прошел по Десятой авеню, свернул на Двадцатую улицу и ни разу не обернулся. Теперь-то я об этом жалею, потому что, несомненно, было в этой "Борговле тутылками" нечто чрезвычайно странное.

* * *




БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (1)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (2)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (3)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (4)
БОРГОВЛЯ ТУТЫЛКАМИ (5)
Tags: литература, переводы, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments