?

Log in

No account? Create an account
Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (2/4) - Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Сентябрь 1, 2015
12:40 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (2/4)
     От КП, хлопая крыльями, взлетел орнитоптер-наблюдатель.
     - Что-то давно не было слышно мин. - заметил 2909-й. Тут же как-то ненатурально хлопнул взрыв - таким же звуком заканчивались в последние недели все подобные вражеские разведки боем. Над лагерем запорхали бумажные листки.
     - Агитснаряд, - прокомментировал очевидный факт 2909-й, а 2911-й вылез из окопа, подобрал один листок и спрыгнул обратно.
     - То же, что на той неделе, - сообщил он, разглаживая сырую рисовую бумагу.
     2910-й заглянул ему через плечо. 2911-й оказался прав. Неизвестно по какой причине Враг никогда не направлял свою пропаганду на УЖОСов - хотя ни для кого не было секретом, что умение читать входило в число инстинктивных навыков, вкладываемых в сознание УЖОСов. Вся пропаганда велась на людей и в основном напирала на отвращение, "которое должен испытывать каждый человек, вынужденный терпеть возле себя нежить, всё ещё воняющую химикалиями". Про себя 2910-й думал, что Враг мог бы добиться и лучших результатов, по крайней мере в отношении лейтенанта Кайла, если бы в листовках упор делался не на этот аргумент, а, скажем, на секс. Кроме того, создавалось впечатление, что Враг сильно преувеличивает число людей в лагере...
     С другой стороны, насчёт числа людей в лагере ошибалась и армия. Все, кроме нескольких посвященных генералов, были уверены, что людей в лагере только двое...

     Он победил на Всеамериканских играх. Как давно это было! И даже тогда ни один тренер, ни один спортивный журналист не сравнивал его сложение с телом УЖОСа. А он уже показал себя талантливым и притом честолюбивым журналистом... Сколько людей, даже с помощью хирургии, могли бы подойти?..

     - Как думаешь, он видит что-нибудь? - это 2911-й спрашивал у 2909-го. Оба следили за парящим над лагерем орнитоптером.
     Орнитоптер мог делать всё, что могла бы птица,- разве что не умел нести яйца. Например, машина могла в буквальном смысле сесть на проволоку. Парить, используя восходящие потоки воздуха,- как стервятник, или пикировать - как коршун. А КПД машущих крыльев был весьма высок - что позволяло за счёт уменьшения веса батарей сэкономить приличный запас веса для объективов и телекамер. Эх, сейчас смотреть бы на экран в КП, а не высовывать башку из липкой грязи (говорят, во флоридских болотах испытывали модель со стебельчатыми, как у краба, глазами, но стебельки постоянно поражались грибком...).
     Словно в ответ на невысказанное желание раздался голос 2900-го:
     - Эй, 2910-й! Ну-ка, живее - Он требует нас на КП!
     Когда 2910-й говорил "Он", то всегда имел в виду Бога; но для 2900-го "Он" - это был лейтенант Кайл. Без сомнения, именно поэтому 2900-го и назначили взводным. Конечно, сказалась и иррациональная престижность круглого числа... 2910-й выбрался из траншеи и, пригнувшись, побежал за 2900-м. Тут бы, конечно, нужны ходы сообщения; но до них пока как-то не дошли руки.

     Перед Бреннером на столе кто-то лежал (2788-й? Вообще похож, но наверняка сказать трудно). Шрапнель - или осколочная граната.
     Бреннер не поднял глаз на вошедших, но 2910-й видел, что его лицо всё ещё белое как бумага, от страха - хотя атака кончилась добрых четверть часа назад.
     2910-й и 2900-й, проигнорировав представителя БСС, отдали честь лейтенанту Кайлу.
     Командир роты улыбнулся.
     - Вольно, УЖОСы. Как в вашем секторе?
     2900-й ответил:
     - Все в порядке, сэр. Пулеметчик срезал троих, 2910-й - ещё двоих. Так себе была атака, сэр.
     Лейтенант Кайл кивнул.
     - Я так и думал - вашему взводу пришлось легче всех, 2900-й. Поэтому я и решил послать вас сегодня в дозор.
     - Слушаю, сэр.
     - Придаю вам Пиноккио. Я подумал, вы захотите пойти сами и прихватить команду 2910-го.
     Лейтенант взглянул на 2910-го.
     - В вашем отделении все целы, верно?
     - Да, сэр, - 2910-му стоило больших усилий сохранить лицо бесстрастным. Ему хотелось сказать - не посылал бы ты меня, Кайл! Я ведь человек, как и ты, а дозор - это для рождённых в пробирке, для созданий, чьи кости заменяет нержавеющая сталь, для созданий, не имеющих родных и не знавших детства... для таких созданий, как мои друзья.
     И 2910-й добавил только:
     - Нашему отделению повезло больше всех в роте, сэр.
     - Ну и прекрасно. Будем надеяться, что удача вас не оставит и впредь, 2910-й, - Кайл вновь взглянул на 2900-го. - Я поднял орнитоптер и заставил его проделать всё возможное и невозможное - в том числе гонял его под кронами; он у меня разве что не бегал, как цыпленок, вокруг лагеря. Я ничего не обнаружил, и огня он не привлек, так что, думаю, у вас все будет в порядке. Вы обойдете лагерь вокруг, не покидая зоны миномётной поддержки. Вопросы есть?
     2900-й и 2910-й только вскинули пальцы к каскам, чётко развернулись и вышли. 2910-й чувствовал, как пульсирует артерия на шее; он на ходу незаметно сжал и разжал кулаки.
     - Как думаешь, поймаем кого из этих? - спросил 2900-й.
     Этот тон был для него довольно необычным - чересчур панибратским. Но перед боем 2900-й позволял себе простой товарищеский тон.
     - Думаю, да. У командира никак не было времени на серьёзную разведку. Всё, в чем он мог убедиться по-настоящему,- это что Враг отвёл главные силы... По крайней мере на это я надеюсь.
     (Чистая правда, подумал он. Потому что хороший бой мог бы закруглить дело и я бы наконец убрался отсюда.)
     Раз в две недели прилетал вертолёт. Привозил припасы и, если было нужно, пополнение. А кроме того, корреспондента. В каждом рейсе. Тот интервьюировал командиров посещаемых лагерей. Репортера звали Кейт Томас - и последние два месяца это был единственный человек, при котором 2910-й мог сбросить маску УЖОСа.
     Уезжая, Томас забирал из-под матраса 2910-го исписанные листки. И всякий раз умудрялся найти укромный уголок и хоть минутку поговорить с 2910-м наедине. 2910-й просматривал свою почту и возвращал её Томасу. По правде сказать, его несколько смущало, что более старший репортер смотрел на него с выражением, которое можно было бы описать как преклонение перед героем.

     Я могу отсюда выбраться, напомнил он себе. Написать всё и сказать Кейту, что мы готовы использовать письмо...

     2900-й скомандовал:
     - Ступай к отделению. Я за Пиноккио - собираемся у южных ворот.
     - Слушаюсь.
     2910-му вдруг захотелось рассказать кому-нибудь, пусть хоть 2900-му, про письмо. Оно было у Кейта Томаса... не письмо, собственно, а записка без даты, но она была подписана знаменитым генералом из штаба корпуса. Без всяких объяснений предписывалось освободить рядового номер 2910 от его служебных обязанностей и передать во временное распоряжение мистера К.Томаса, аккредитованного военного корреспондента. И Кейт применил бы письмо - стоило только попросить. Кстати, в последний приезд Кейт и сам хотел сделать это.

     ...2910-й не помнил - не заметил, - чтобы кто-то отдал команду, но взвод уже строился. Под дождем, на раскисшей глине, УЖОСы двигались почти так же чётко, как на плацу в яслях. Он скомандовал "вольно" и, объясняя задачу патрулирования, рассматривал ребят. Оружие, как всегда, в безупречном состоянии, несмотря на жару; выправку массивных тел не назвать иначе как безукоризненной, а форма настолько чиста, насколько это вообще возможно в этих проклятых джунглях. Быки, настоящие быки с автоматами, гордо подумал он и гаркнул:
     - Включить наушники!
     И сам щёлкнул выключателем на своем шлеме. Теперь 2900-й соединял его, взвод и Пиноккио в единую тактическую единицу. Новый приказ - УЖОСы с быстротой, говорившей о долгих часах и днях тренажа, сомкнулись в походный порядок вокруг Пиноккио; перекрывавшую южные ворота проволоку убрали, и дозор вышел из лагеря, на ходу перестраиваясь.

     С убранной турелью роботанк имел в высоту всего три фута, зато в длину он был как три средние автомашины, из-за чего издалека сильно смахивал на железнодорожную платформу. Благодаря небольшой ширине Пиноккио легко проскальзывал среди могучих стволов в джунглях, а мощные гусеницы втаптывали в землю бамбук, подлесок и молодые деревца. Но силу его телу давали эластичная пластоорганика и металлокерамика, и потому Пиноккио не рычал и не гремел, как старые танки с человеческим экипажем, а только еле слышно гудел да шуршал, раздвигая заросли. Когда же не мешал подлесок, Пиноккио двигался тише больничной каталки.
     Предшественника Пиноккио звали Панч - шуточка в стиле тех типов, которые сочли, что "Дубинка" - подходящее название для тактической ракеты. "Панч" - звучит как тычок в зубы... Очень смешно.
     Но хотя Панч, как и Пиноккио, имел компьютерный мозг и, следовательно, не нуждался в экипаже (а значит, и в месте для команды, если не считать рудиментарного сиденья на броне), он волок за собой провода для связи с пехотной командой. Пробовали и радио, но, как выяснилось, бедняга Панч терялся из-за искусственных и естественных помех и ложных команд, которыми противник усердно сбивал его с толку.
     Усовершенствованная модель в проводах не нуждалась. Тут же некий штабной, по неизвестной причине не совсем лишенный воображения, вспомнил, что "Рunch" - это не только "удар", но и фарсовая кукла - и имя для модели без "ниточек" пришло само собой. Но Пиноккио, как Панч и как деревянная кукла Коллоди, в одиночку был уязвим...
     Скажем, достаточно храбрый человек (в чём, в чём, а в этом у Врага недостатка не было) мог подстеречь Пиноккио в засаде. А если этот храбрец был вдобавок хорошо проинструктирован, он мог бросить в Пиноккио гранату или бутылку с зажигательной смесью и даже попасть в относительно уязвимое место. Поэтому трехдюймовая броня Пиноккио нуждалась в прикрытии из живой (или почти живой) плоти. А так как стоил Пиноккио примерно столько же, сколько средней величины город, и мог при должной защите успешно сражаться против целого полка - он это прикрытие получал.
     Двое разведчиков из отделения 2910-го двигались впереди, образуя переднюю вершину ромба. По обе стороны двигались фланговые, прочёсывая кусты и, если они замечали что-нибудь подозрительное, засеивая эти кусты стреловидными разделяющимися пулями. Всегда бодрый, надежный 2909-й - помощник командира отделения - вместе с ещё одним УЖОСом замыкал группу, двигаясь в арьергарде. Место командира патруля 2900-го было сразу позади Пиноккио, а командира отделения 2910-го - впереди роботанка.
     Джунгли тревожно притихли, из-под огромных деревьев сочилась тьма. "И шёл я чрез Долину смертной тени..."
     В наушниках пропищал искажённый голос 2900-го:
     "Отодвинуть левый фланг!" 2910-й ответил, подтверждая приём, и побежал передавать приказ, хотя фланговые - 2913-й, 2914-й и 2915-й - разумеется, тоже слышали команду и уже выполнили её. Но дублирование команды обязательно... Конечно, сейчас, в самом начале патрулирования, нападение весьма маловероятно, но это отнюдь не оправдание для разгильдяйства.


Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (1/4)
Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (3/4)
Джен Вулф, "УЖОСЫ ВОЙНЫ" (4/4)

Tags: , ,

(Оставить комментарий)

другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com