Doctor-Lector (phd_paul_lector) wrote,
Doctor-Lector
phd_paul_lector

Скромные холостяцкие ужины

saigonMG_0032s.JPG

1.еMG_0008зелкарритрск-огрцлйм.JPG

Как и в предыдущем выпуске - карри из рыбы (трески) с креветками, зелёной фасолью, брюссельской капустой, болгарским перцем, арахисом и зеленью; рис - смесь "Жасмина" и дикого; лайм; пиво ("Русское"). Салат - нашинковал огурец тонюсенькими ломтиками и полил свежевыжатым лаймовым соком (больше ничего). Отлично вышло.

2.saigonMG_0032s.JPG

Во вьетнамском кафе ""Сайгон" - это ужин на двоих, мне и племяннику: суп фо, суп бун, два вида блинчиков нэм, пиво, кофе по-вьетнамски (со льдом и сгущённым молоком).

3.еMG_0036брн.JPG

Жареная баранина и жареные баклажаны, шампиньоны и черри; маринованные перчики с маскарпоне; соус - болгарская лютеница; лайм; салат из огурцов, как в (1); мандарины (абхазские); сухое красное вино.

4.еMG_0037слнк.JPG

Солянка сборная, оливки-маслинки, артишок маринованный, перчик, как в (3); тминная настойка.

5.еMG_0038курктлпар-трмстйграт.JPG

Котлета из индейки с острым красным перцем на пару, слегка поджаренные помидор и сладкий перец, черри, маринованный перчик, как в (3), маслины, зелень и огурец (наполовину подмороженный, я случайно понизил температуру в холодильнике :) - термостатный йогурт (очень плотный и вкусный) со сладкой паприкой; сухое красное вино.

* * *
"    Зверинец у тестя большой, почитай целая улица, а по сторонам все клети да загоны. Спервоначалу хлев просторный, в том хлеву стойла, а в стойлах перерожденцы. Волосатые, чёрные, - страсть. Вся шерсть по бокам в колтуны свалямши. Морды хамские. Кто о прутья бок чешет, кто пойло из жбана лакает, кто сено жует, кто спать завалился, а трое в углу в берестяные карты дуются, переругиваются.
    - Ты что, опупел, с бубей ходить?
    - А ты помалкивай!
    - Ах так, значит. А вот тебе подкидон!
    Тесть недоволен, когтями поскреб.
    - Опять играем? А стойла не чищены!
    Перерожденцы - хоть бы хны.
    - Не бе, хозяин! Все будет чики-чики. Ходи, Валера.
    - А вот мы вам козырного!..
    Тесть заругался, повел Бенедикта дальше.
    - Скоты... Бездельники... Я тебе, зятёк, Терентия дам, он потише будет. Гляди только, не перекармливай. Хотел Потапа тебе, да он норовистый. Узду грызет, хамит... Так... Тут козляки. Энтих вон на мясо держу. Энтих на шерсть. С них джерси знатное, теплое. Бабы любят.[Spoiler (click to open)]
    - Чего это: джерси?
    - Такое вязаное. Тута у нас куры. Тута я вольер построил, зайцев держу.
    - Эвона как!..
    Бенедикт голову задрал, - точно: клетка из прутиков плетёная, высокая-превысокая; в клетке цельное дерево растёт, а на самой на верхушке - гнездо, а в гнезде, точно, зайцы. Вот один хвост высунул, помахивает. Будто дразнится. А Бенедикту теперь и помахать нечем. И кобчик саднит... И дальше, рядами, все клети, клети... А тесть идёт себе, направо-налево рукой тыкает:
     - Тута тоже курьёзы у мене. Живность всякая. Без обеда не сидим. У мене птицеловы цельный день в лесу сидят, полны силки приносят. Воробьятки, соловьятки в пироги хорошо. Супруга моя, Феврония, до них охотница. Не всяку птицу, конешно, есть можно. Спервоначалу на холопах проверяем. Анадысь споймали птичку таку махоньку, красненьку, глазки бусинками; и пахнет вкусно, и голосишко такой приятный. Хотели в маринад, а опосля призадумались: дай-к холопу скормим. Он её кусь, да и об пол хрясь, да и дух вон. Смеялися!.. А если б мы?! то-то!.. С природой глаз да глаз нужон!
    Вот ещё клеть, а в ней тоже дерево, с дуплом, мшистое такое.
    - А тут чего? Никого не видать.
    - А... Тут древяницу держу.
    - Древяницу споймали?!?!
    - Ага. Она в дупле хоронится.
    - Во как...
    Тесть кнут поднял, которым он перерожденцев-то охаживал, между прутьев просунул и по стволу постучал.
    - Древяница! Вылазь!.. Вылазь, кому сказал!..
    Молчит. Не хочет.
    - Вылазь, говорю, сукина дочь!!! - Тесть кнутовищем в дупло тыкнул.
    И точно, - быстро выглянула, мелькнула как тень, и назад головку спрятала.
    - Видал? - обрадовался тесть.
    - Чудеса... - обомлел Бенедикт.
    - То-то. Эту в суп хотим. Так... Чего ж тут ещё?..

    А в клетях и плетёнках все свиристит, кулдычет, перепархивает, что твой лес. И там вон на веточке соловьяток дюжина, как мышки. И там, глядь, синее перо мелькнуло. И в дальней клети тоже дерево голое, объеденное, без коры, и с того дерева сук торчит, голый тож, и на суку чего-то висит, белое, мятое, дырчатое, как ветхая простынь.
    - У меня всего запасено... То-то, зятёк! Летом ли, зимой - полная чаша. Пойдем, амбары покажу.
    Показал амбары, где хлебеда хранится, садки рыбные показал, огороды. Хозяйство крепкое, - не то слово. Бенедикт и не думал, что такое богатство на свете водится. Теперь, стало быть, и он добру этому вроде как хозяин?! Хорошо!

    Право, хорошо оно обернулося, грех жаловаться. Еще боялся чего-то... Чего боялся? Ничего такого уж страшного. Семейство дружное, за стол вместе садятся. Стол каждый раз от стены до стены яствами уставлен, а все до крошки съедают, Бенедикту за ними не угнаться.
    Тёща, конечно, больше всех себе накладывает, али, как Кудеяр Кудеярыч высказал, лидирует. За ней тесть, опосля - Оленька, ну а уж Бенедикт в хвосте плетётся, сколько ж они над ним смеялися! Но по-доброму.
    А берём не что ни попадя, а все по порядку. Спервоначалу на пирожки налегаем. Штук сорок в рот себе побросаем, один за другим, один за другим, - как горох. После - черёд оладьям. Энтих тоже без счёта. После папоротом закусим. Разогревшись, к супу перейдём. Тарелок пять откушамши, скажем: - Ну-ка, вроде аппетит проклюнулся! - тогда уж черёд мясу. После мяса - блины: сметанкой полить, грибышей поверх шмякнуть, трубочкой свернуть, и - Господи, благослови! Жбан блинов-то и усидим. Потом, конечно, жамки сладкие с толчёными огнецами, ватрушки, пышки, а после - сыр и фрукты.
    Бенедикт нипочём не хотел сыр и фрукты. Сопротивлялся.
    - Это после сладкого?! Сыр?! Вы что?
    Смеялися над ним.
    - Объясняли же тебе: супруга моя, Феврония, из французов! Ведь объясняли?
    Ведь какие вредные французы эти: поешь сыру, - тут тебя и выворотит, и прощай обед. Хоть сначала начинай. А крыжовник этот, фрукт кислый, страшный, волосатый, и того хуже. Грызёшь, плачешь: козляком себя чувствуешь.
     Это обед. Но окромя обеда тоже перекусываем: завтрак, второй завтрак, полдник, ужин, - обязательно. И на ночь с собой миску с едой дадут: а ну как ночью встанешь, по нужде, али как, - а от голода кишки сведёт? Боже упаси.
    Поел - отдыхать. На лежанке лежать. Дремать. У печки".

(Татьяна Толстая, "Кысь")



(надпись на английском - "Есть ковёр строго запрещается!"; на хинди - "Есть, [сидя] на полу, строго запрещается!")
Tags: еда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments