?

Log in

No account? Create an account
Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Октябрь 3, 2006
11:08 am
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Цветы для миссис Харрис (05)
       Но лицезреть им пришлось короткую и ужасную трагедию. От Кутюр вела в первом круге, и бежала она легко и ровно, выказывая все данные настоящей породистой леди... но на последнем повороте её одолел неожиданный и непреодолимый зуд. И французская сука, выбежав на середину трека, уселась и чесалась, пока не достигла полного облегчения и удовлетворения. Когда же с зудом было покончено - точно так же было все кончено и с забегом, и с миссис Харрис.
       И самым страшным была даже не потеря тяжело заработанных и с трудом сбережённых драгоценных пятидесяти фунтов; не столько сама эта потеря так удручила миссис Харрис и омрачила её энтузиазм, - сколько мысль о том, что этот проигрыш свидетельствовал, что верх взяла полицейская ипостась Бога, и что Он ею недоволен. Видимо, она неверно поняла Его намерения - или вся затея с игрой на бегах всецело принадлежала ей, и Создателю она не понравилась, и Он ниспослал быстрое и неотвратимое наказание в облике блохи. Значит ли это, что Он не желал, чтобы миссис Харрис получила своё платье? Было ли её желание настолько глупым и несоответствующим её положению, что Он решил продемонстрировать своё неодобрение?..
       И миссис Харрис вернулась к своей работе, но мысль о Господнем недовольстве не оставляла её... и тем сильнее было её желание обладать платьем. Миссис Харрис была из тех, кто при необходимости готов спорить и со своим Создателем, хотя и без малейшей надежды на победу в борьбе с Ним. Он был всемогущ, а Его решения - окончательны, но это отнюдь не значило, что миссис Харрис обязана эти решения одобрять или безропотно принимать их.
       На следующей неделе, возвращаясь однажды вечером после работы, миссис Харрис брела, опустив голову под бременем своего несчастья - и вдруг заметила, как что-то блеснуло в сточной канаве под светом уличного фонаря, точно осколок стекла. Но когда она нагнулась, то обнаружила, что это была не стекляшка, а бриллиантовая брошь - причем, насколько она могла судить по платиновой оправе и по размеру камней, весьма ценная.
       На сей раз миссис Харрис и думать не думала ни о каких «предчувствиях», «посланиях» и «указаниях». Она и задумываться не стала о том, что цена броши должна раз в десять превосходить цену вожделенного платья. Поскольку миссис Харрис была миссис Харрис, она отреагировала почти автоматически; иначе говоря, пошла в ближайший полицейский участок и сдала находку, присовокупив свое имя, адрес, а также место и обстоятельства, при которых обнаружила брошь.
       Через неделю её пригласили в тот же участок и вручили награду благодарной владелицы броши - в сумме двадцати пяти фунтов стерлингов.
       Так с души миссис Харрис спали тяготившие её сомнения - суровый Судия на небесах снял свой судейский парик и прицепил его к щекам, превратив в бороду Санта-Клауса; теперь миссис Харрис легко могла понять все случившееся с ней, равно как и указания Свыше. Он вернул половину проигранной суммы, дабы указать, что Он более не гневается на неё - и что если она будет верить и упорно добиваться своего, она может получить свое платье; однако она не должна более пытаться играть на деньги, об этом говорили недостающие двадцать пять фунтов. Деньги надо зарабатывать честным трудом, потом и самоотречением. Что же! Преисполненная радости миссис Харрис была готова заплатить эту цену.

5


       Вскорости, без особых усилий с её стороны (ибо она верила, что кто чрезмерно любопытствует, тот может узнать слишком много) миссис Харрис узнала кое-что важное. А именно: таможенные правила запрещали вывоз из Великобритании более десяти фунтов стерлингов - и потому ни один французский магазин не примет оплату в фунтах. Значит, ей необходима другая валюта. Значит, если ей и удалось бы незаконно вывезти из страны четыреста пятьдесят фунтов, воспользоваться ими она не сможет. Да она и не стала бы нарушать закон, вывозя деньги.
       Дело в том, что этический кодекс миссис Харрис был одновременно и строг, и практичен. Так, она готова была слегка сочинить - но не солгать; невинная ложь допускалась, но не ложь ради выгоды. Она не стала бы нарушать закон, но не возражала против того, чтобы толковать оный достаточно вольно. Она была безупречно честна - но никто не назвал бы её ни святошей, ни раззявой.
       Итак, фунты стерлингов были (а) запрещены к вывозу и (б) бесполезны за рубежом в больших количествах; следовательно, нужно иное платежное средство. Миссис Харрис остановила выбор на американских долларах. Кстати же был у неё и человек, к которому можно было обратиться с подобным делом - хорошо относящаяся к миссис Харрис, легкомысленная и, между нами, не слишком умная американка - миссис Шрайбер.
       Миссис Харрис изобрела себе американского племянника - постоянно безденежную личность без царя в голове, даже, можно сказать, полного недоумка. Этот племянник был не в состоянии обеспечить себя, и миссис Харрис вынуждена была (кровь родная - не водица!) поддерживать его. Она назвала недотепу-племянника Альбертом и поселила его в Чаттануге - это название встречалось ей в «Экспрессе». И миссис Харрис частенько и подолгу обсуждала обстоятельства дуралея-племянника с миссис Шрайбер. «Славный он мальчик, сын моей бедной покойной сестрицы. Славный, но, знаете, головой слабоват, бедняжка...»
       Миссис Шрайбер, которая сама слабовато разбиралась в британском таможенном законодательстве, не видела причин не посодействовать такой милой женщине и хорошей помощнице, как миссис Харрис; и так как миссис Шрайбер была богата и не испытывала недостатка в долларах - во всяком случае, доллары у неё появлялись, как только в них возникала нужда, - фунты, медленно скапливавшиеся у миссис Харрис, постепенно превращались в американские доллары. Этот обмен стал обычным делом - более того, миссис Шрайбер платила миссис Харрис тоже сразу в долларах, и чаевые тоже давала долларами, и все были довольны.
       Медленно, но верно - целых два года - сверток пяти, десяти и двадцатидолларовых купюр рос и увеличивался, пока одним прекрасным январским утром, пересчитывая свои финансы, миссис Харрис не обнаружила, что уже стоит на пороге осуществления своей мечты.
       Она, конечно же, знала, что всякий житель Британских островов, выезжающий за рубеж, должен иметь правильно оформленный британский паспорт - и выяснила у майора Уоллеса в точности, куда и к кому обращаться (в письменной форме) для получения оного.
       - Собираетесь за границу? - спросил он с некоторым удивлением, и с немалой тревогой, поскольку привык уже считать услуги миссис Харрис незаменимыми для своего комфорта и благополучия.
       Миссис Харрис захихикала.
       - Кто, я? Да куда б я поехала?..
       И она быстренько произвела на свет новую родню.
       - Это, знаете, для моей племянницы. Девочка едет в Германию, замуж выходить. Хороший мальчик - он там в армии служит.
       На это примере, между прочим, легко видеть, чем ложь невинная отличалась от лжи греховной для миссис Харрис. Выдумка, подобная вышеприведенной, никому не причиняла вреда; а ложь дурная есть нечто, измышленное ради нечестного получения преимущества в какой-либо ситуации.
       И вот настал незабываемый миг - Паспортное бюро прислало ей «инструкции», требовавшие заполнить и прислать устрашающих размеров анкету, вкупе с «четырьмя фотографическими портретами Заявителя размером 2 на 2 дюйма», и так далее.
       - Представляешь, - делилась донельзя взволнованная миссис Харрис с миссис Баттерфилд, - я должна сфотографироваться! Им нужны мои фото для паспорта. Пойдем - я буду держать тебя за руку, чтобы так не волноваться. Дело в том, что это был второй раз в жизни миссис Харрис, когда ей приходилось предстать перед стеклянным глазом фотоаппарата. Первый был в день её свадьбы, - но тогда у миссис Харрис была крепкая опора в виде крепкой руки крепкого водопроводчика (ныне покойного мистера Харриса), каковая и помогла ей пройти испытание.
       То фото в рамочке с нарисованными на ней цветочками ныне украшало собой стол в её тесной квартирке. Оно изображало миссис Харрис, какой она была тридцать лет назад - миниатюрная, изящная девушка, чьи простые черты были украшены свежестью юности. Её волосы были подстрижены в каре (а-ля соссон), согласно тогдашней моде; на ней было муслиновое подвенечное платье, несколько напоминавшеё китайскую пагоду. В позе юной миссис Харрис уже проглядывал намек на мужество и независимость, которые она в полной мере проявила позже, овдовев. В лице её читалась гордость за пойманного ею мужчину, который стоял теперь подле неё - симпатичный юноша, невысокий, в темном костюме, с тщательно прилизанными волосами. Юноша, казалось, испытывал ужас перед своим новым положением.
       И с тех самых пор никто не озаботился запечатлением образа миссис Харрис - а она и сама об этом не думала.
       - Это ведь небось стоит кучу денег! - такова была реакция миссис Баттерфилд, по обыкновению смотревшей на мир с теневой стороны.
       - Десять шиллингов за полдюжины, - доложила миссис Харрис. Я читала объявление в газете. Если хочешь, я и тебе подарю одну карточку!
       - Это будет так мило с твоей стороны, дорогая, - растроганно ответила подруга. Она действительно так считала.
       - Боже мой!
       Это восклицание вырвалось у миссис Харрис, поражённой новой мыслью.
       - Боже мой! - повторила она. - Если я иду фотографироваться - мне же нужна новая шляпка!
       Два нижних подбородка миссис Баттерфилд, потрясённой этим откровением, задрожали.
       - Да, милочка - конечно, ты её купишь... и это, конечно, будет действительно стоить кучу денег!
       Миссис Харрис отнеслась к этому факту не только стоически, но даже с некоторым удовольствием.
       - Ничего не попишешь. Ну да у меня, по счастью, сейчас достаточно денег!
        Подруги выбрали ближайший воскресный день, в каковой и почтили своим присутствием Кингз-Роуд, где и намеревались выполнить обе задачи - начиная, разумеется, со шляпки. Надо признаться, что миссис Харрис с первого взгляда влюбилась в выставленную на витрине шляпку. Но сначала она решительно от этой шляпки отказалась - та стоила целую гинею, а на полках были шляпки, выставленные для распродажи, по десять шиллингов и шесть пенсов, а некоторые так даже и по семь шиллингов шесть пенсов!
       Но миссис Харрис не была бы лондонской уборщицей, не выбери она шляпку за гинею - ибо та была придумана, разработана и создана специально для миссис Харрис и её коллег. Это было нечто вроде матросской шапочки, но изготовленной из зелёной манильской соломки; главным же достоинством сего произведения шляпного искусства была розовая роза на гибком стебле, укреплённом спереди. Миссис Харрис, разумеется, клюнула, ибо была задета её любовь к цветам. Подруги зашли в лавочку, и миссис Харрис, как положено, перемеряла шляпки всех фасонов и материалов, которые предположительно стоили в пределах допустимых затрат; но её мысли и глаза все время возвращались к витрине с зелёной соломенной шляпкой. Наконец, не в силах более сдерживаться, миссис Харрис потребовала её.
       Миссис Баттерфилд, увидев ценник, ужаснулась.
       - Господи! - воскликнула она. - Гинея! Милочка, это значит выбрасывать на ветер деньги, которые ты так долго копила!
       Миссис Харрис надела шляпку - и дело было решено.
       - Неважно! - яростно ответила она. - Я преспокойно могу лететь в Париж неделей позже!
       Если фотоаппарат должен был запечатлеть её черты на веки вечные, если сегодняшней фотографии суждено красоваться в паспорте, если на неё будут смотреть друзья, а миссис Баттерфилд получит её, вставленную в маленькую рамочку, в подарок, - то миссис Харрис согласна сниматься только в этой шляпке, и ни в какой другой.
       - Покупаю - объявила она продавщице и отсчитала двадцать один шиллинг. Из магазина она вышла гордая и довольная - в великолепной новой шляпке зеленой соломки. В конце концов - что такое какая-то гинея для человека, готового приобрести платье за четыреста пятьдесят фунтов!
       Фотограф, снимавший на паспорта, был свободен, и вскоре миссис Харрис уже сидела перед холодным оком камеры, а фотограф, сгорбившись, рассматривал её из-под своего черного покрывала. Затем он включил пышущую жаром батарею ламп, высветивших каждую морщинку, которую годы труда оставили на хитром и веселом её лице.
       - А теперь, мадам, - обратился наконец фотограф к заказчице, - если вы будете любезны снять вашу шляпку...
       - Какого... да ни за что! - отрезала миссис Харрис. - Для чего ж, по-вашему, я покупала эту шляпку, если не для фото?
       Но фотограф настаивал.
       - Извините, мадам, но таковы правила. Паспортное бюро не принимает фотографии с головными уборами. Если угодно, я потом сниму вас и в шляпке - две гинеи за дюжину отпечатков.
       Миссис Харрис не слишком вежливо объяснила фотографу, что тот может сделать с этими отдельными снимками за две гинеи, но миссис Баттерфилд утешила ее.
       - Ничего, милочка, - сказала она, - ты ведь сможешь носить её в Париже. Там все носят модные вещи.

       ...И вот четыре месяца спустя - или через два года, семь месяцев, три недели и один день после того, как миссис Харрис решила, что непременно станет владелицей платья от Диора, - миссис Харрис, решительную и полностью экипированную, включая зелёную шляпку с розовой розой, нервничающая миссис Баттерфилд провожала до автобуса к аэропорту. Кроме собранной великими трудами колоссальной суммы - цены платья - миссис Харрис имела при себе британский паспорт, билет в Париж и обратно, а также деньги, достаточные для самой поездки.
       Составленный ею план включал: выбор и покупку платья, обед в Париже, осмотр местных достопримечательностей и, наконец, возвращение в Лондон вечерним рейсом.
       Разумеется, все клиенты миссис Харрис были предупреждены о столь необычном событии, как её дополнительный выходной, во время которого её подменит миссис Баттерфилд. Все реагировали сообразно своей натуре и характеру. Так, майор Уоллес, естественно, несколько растерялся и даже был немного недоволен, ибо без помощи миссис Харрис не был способен найти даже свежее полотенце или носки. Но по-настоящему безобразный шум подняла актриса, мисс Памела Пенроуз.
       - Но это же безобразие! - набрасывалась она на маленькую уборщицу. - Вы не можете! Я ничего не желаю слушать! Я же вам плачу! Назавтра я пригласила на коктейль очень важного продюсера. А вы, все уборщицы, все, все одинаковы! Вы думаете, только о себе! Я-то думала, что после всего, что я для вас сделала, я могла бы рассчитывать на некоторую отзывчивость с вашей стороны!
       В какой-то момент миссис Харрис испытала сильнейшеё искушение рассказать, куда и, главное, зачем она едет. Но она сдержалась. Все же её любовь к платью от Диора была слишком личным делом. Поэтому она лишь успокаивающе сказала:
       - Ну-ну, милочка, нечего вам так выходить из себя. Моя подруга миссис Баттерфилд просто заглянет к вам завтра по дороге и прибёрет всё как надо. Этот ваш продюсер и не заметит никакой разницы! Ладно, милочка - желаю, чтобы он вам нашел хорошую работу, - весело закончила миссис Харрис и оставила миссис Пенроуз сердито сверкать очами в одиночестве.

Tags:

(2 комментария | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:nadia_yacik
Date:Октябрь 3, 2006 10:47 am
(Link)
переводи скорее дальше!
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Октябрь 3, 2006 10:54 am
(Link)
так давным-давно всё переведено, см. первую публикацию :)

я за это дело медальку получил и красивую грамоту в бюваре от "Смены" - давно-ооо... :)
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com