?

Log in

No account? Create an account
Аутоаутопсия и аутопсия доктора-лектора
Ноябрь 15, 2018
12:15 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Скромные холостяцкие ужины



1.
"Греческий" йогурт, малина, ряженка.

2.
Говядина, тушёная с луком, овощами и псоево-еречной пастой кочхуджан, проростки... не помню чего :) - томаты черри; красное сухое вино.

3.
Стейк из говядины ЖвнЧСГ, сладкие перчики, черри; крупная морская соль; красное сухое вино.

4.
Тофу, раковые шейки (пресервы), оливки-маслнки, зелёный лук (потом сбрызнул соевым соусом, его выставить забыл); саке.

5.
Мидии, пропаренные с сухим белым вином; то же вино (шардоне).

6.
Морские гребешки в сливочно-сырно-чесночном соусе, паста неро (с чернилами каракатицы), маринованные острые перчики; сухое красное вино.

7.
Мягкий козий сыр с хлопьями паприки (Росия), пармезан (Аргентина), цельнозерновой хлеб; сухое красное вино.

8.
Сткейк ЖВнЧСГ, сладкий перец, черри, редис с чёрной "четверговой" солью, руккола; "Гиннес".


     *      *      *


"Кислотные бобы мятежны от горящей плоти"


"Тофу со вкусом панды" (ниже в числе ингредиентов указан "экстракт панды"!)

     *      *      *

Лесной пир

Нальём, друзья, пусть каждый пьёт!
Прогоним скучный рой забот,
Он губит радость, жизнь и силу.
Нальём! Пускай нас валит хмель!
(Ронсар, «Оды»)


      Что теперь станется с разбитой, истерзанной, разграбленной и поверженной армией Ацтека? Лебраку на это, в сущности, было плевать. И его солдатам тоже. Они одержали победу, они взяли шестерых пленных. Такого ещё не бывало. Свято сохраняемая и передаваемая история военных подвигов не упоминала – Крикун был готов поручиться – ни об одном столь невероятном захвате противника и столь фантастическом его разгроме. Лебрак мог считать себя самым великим полководцем, когда либо командовавшим лонжевернской армией, а свою фалангу – самой отважной и надёжной.

      Добыча была свалена в кучу: груда пуговиц и тесьмы, шнурки, пряжки, самые разнообразные предметы. Потому что бойцы наложили руку на всё, что имелось в карманах противника, кроме носовых платков. Там можно было видеть свиные косточки с дыркой посередине, куда была продета двойная шерстяная нитка, которая, скручиваясь и раскручиваясь, заставляла косточку вертеться. Эта игрушка называлась жужжалка. Ещё там были шары, ножики – или, чтобы быть точным, просто какие-то тупые лезвия с дурацкими черенками. Там также можно было обнаружить несколько открывашек для банок с сардинами, свинцовую фигурку Папаши какаши (франц. un père La Colique – «папаша Понос») – металлическая фигурка около шести сантиметров высотой, популярная в детской среде Франции вплоть до 50 х годов XX века), присевшего в интимной позе, и камышовые трубки для стрельбы горохом. Всему этому, сваленному вперемешку, предстояло пополнить казну или достаться солдатам по жребию.
      Безусловно, казна одним махом увеличится вдвое. А как раз послезавтра надо платить казначею второй военный налог.
      Давнишняя мысль снова пришла Лебраку в голову. А что, если на эти деньги устроить пир?
[Нажмите, чтобы прочитать]
      Человек дела, он тут же поинтересовался у своих солдат, какую сумму мог бы получить казначей.
      – У кого нет монеты, чтобы оплатить налог?
      Никто не сказал ни слова. Все всё отлично поняли.
      – Поднимите руку те, у кого нет ни одного су?
      Ни одна рука не поднялась. Бойцы хранили благоговейное молчание. Да неужели? Неужто каждый нашёл возможность раздобыть свою монетку? Полезные советы генерала принесли свои плоды. Так что ему оставалось только горячо поприветствовать своё войско:

      – Каково? Вот видите, не такие уж вы дураки, как сами думали. Главное – захотеть, и всё можно найти. Просто не надо быть мямлей, чёрт побери, иначе тебя непременно облапошат. Здесь, – он обвёл рукой богатые трофеи, – добра не меньше чем на сорок су. Так вот, милые мои, мы так храбро завоевали его своими кулаками, что нам теперь незачем тратить наши денежки на новые покупки. Завтра у нас будет сорок пять су. Чтобы отметить победу и окропить хижину, мы все вместе в следующий четверг после обеда будем кутить! Что скажете?
      – Да! Да! Да! Браво! Браво! Правильно! – вскричали, взвыли, взревели сорок глоток. – Правильно! Да здравствует праздник! Да здравствует гулянка!
      – А теперь – в хижину! – продолжал командир. – Тентен, дай-ка мне свой берет. Я положу в него нашу добычу, чтобы добавить её в копилку. Там больше никого? – спросил он, указывая на опушку вельранского леса.

      Чтобы проверить, Курносый залез на дуб.
      – Ещё бы, – заметил он, внимательно осмотрев местность, – да после такого поражения они разбежались, как зайцы.
      В хижине лонжевернская армия встретилась с Було, Гамбеттом и собиравшейся уходить Мари. У потерявшего много крови раненого нос посинел и стал похож на крупную картофелину. Но он не ныл: он думал о том, сколько клочьев волос он выдрал собственными руками и сколько ударов кулаком раздал по справедливости направо и налево.
      Договорились, что скажут, будто он бежал, споткнулся и упал на деревянный шар во время игры. И не успел выставить вперёд руки, чтобы не удариться лицом.
      К четвергу он будет здоров и сможет кутить вместе со всеми. А раз он в данном случае пострадал больше всех, при разделе имущества получит за это натурой.

      На следующий день, собрав деньги, Лебрак и Тентен обсудили с товарищами, как их следует потратить.
      Посыпались предложения.
      – На шоколадки.
      Все были согласны на такую покупку.
      – Давайте посчитаем, – возразил Крикун. – Плитка из десяти полосок стоит восемь су. Каждому нужен довольно большой кусок. В трёх плитках тридцать полосок. Получается каждому чуть больше половинки. Да, – сказал он, подсчитав, – ровно две трети полоски каждому. От сорока пяти монет останется двадцать одна.
      – А что мы на них купим?
      – Пирожных!
      – Печенья!
      – Конфет!
      – Сардины!
      – У нас всего двадцать одно су, – напомнил Лебрак.
      – Надо купить сардин, – настаивал Тентен. – Сардины – это вкусно. Да, Страхоглазый, ты даже не знаешь, что это такое! Да, старик, это такие маленькие жареные рыбки без головы в жестяной банке. Знаешь, это ужасно вкусно! Правда, мы редко их покупаем, потому что дорого. Может, купим себе баночку, хотите? В банке бывает десять, двенадцать, иногда даже тринадцать рыбок. Разделим.
      – О да, – добавил Тижибюс. – Там ещё масло, друзья мои. До чего же я люблю сардиновое масло! Когда мои их покупают, я вылизываю банки. Это не то, что масло для салата…
      Покупку банки сардин за одиннадцать су одобрили с восторгом.
      В их распоряжении осталось десять су.
      Обратив на это внимание присутствующих, Крикун счел нужным высказать следующее мнение:
      – Хорошо было бы купить что-то на одно су, что легко делится на много частей.
      Были предложены конфеты: маленькие круглые конфетки и ещё лакричные палочки, которые так приятно сосать и жевать на уроке, спрятавшись за поднятую крышку парты.
      – Тогда разделим: пять су на конфетки и пять – на лакричные палочки. Значит, с этим уладили. Но, сами знаете, это не всё. Придется стащить из погреба яблок и груш, а ещё мы будем печь картошку. А Курносый сделает сигары из клематиса.
      – И надо что то выпить, – заявил Гранжибюс.
      – Может, достанем вина?
      – И немного водки?
      – Из чёрной смородины?
      – Сиропа, что ли?
      – Гранатину? (непр. «гренадин»)
      – Это очень трудно!
      – Я знаю, где у нас на чердаке есть бутыль крепкого, – сказал Лебрак. – Если бы можно было оттуда отлить бутылочку… Не дрейфь, будет у нас вино, а то!
      – А ещё у нас нет стаканов.
      – Хоть бы вода в чём то была!
      – Там у нас есть кастрюли!
      – Они не такие уж большие!
      – Если бы найти бочонок или хотя бы старую лейку!
      – Лейку! В школе есть одна старая, в колидоре, может, стащим? Правда, она пыльная и дырявая. Но это не проблема: вставим в дырку колышек, а жесть почистим песком! Идёт?
      – Да, – одобрил Лебрак, – отличная идея. Сегодня вечером я с четырёх дежурю. Так что припрячу её возле стены во дворе, когда пойду выбрасывать мусор. А когда стемнеет, вернусь, чтобы забрать её, и пока что спрячу в пещере у Липы. А завтра заберём. С покупками поступим так: я куплю одну плитку шоколада, Гранжибюс – другую, а Тентен – третью. Крикун пойдет за сардинами, Було – за конфетами, а Гамбетт – за лакрицей. Никто ни о чём не догадается. И всё это мы отнесём в хижину вместе с яблоками, картохой и всем остальным, что сможем раздобыть. Ах да, забыл! Сахар! Постарайтесь стырить сахар, будет чем закусить глоточек крепкого… если оно у нас будет. Обмакнем в стаканы! Стырить легко, когда мать отвернется.

      Ни один из этих ценных советов не был забыт; каждый взял на себя какую-то обязанность и постарался выполнить её по совести. Поэтому в четверг после обеда пришедшие заранее Лебрак, Курносый, Тентен, Крикун и Гранжибюс встречали своих товарищей, прибывающих один за другим или небольшими группами с набитыми до отказа карманами.
      Им, командирам, тоже было чем удивить гостей.
      Сильный огонь, пламя которого поднималось больше чем на метр, наполнял хижину тёплым светом, в котором переливались ядовитые цвета картинок.
      На грубом столе, где вместо скатерти разложили газеты, в идеальном порядке разместились купленные продукты. А позади – о радость! о ликование! – демонстрировали свои идеальные формы три полных бутылки, целых три таинственных бутылки, гениально украденные братьями Жибюсами и Лебраком.
      Одна с водкой, в двух других было вино.
      На некоем подобии постамента красовалась, как новенькая, начищенная лейка. Её вмятины сверкали, выставленный вперёд отполированный носик был готов пролить прозрачную чистую воду, набранную в источнике по соседству. Под тёплыми углями потрескивала кучка картошки.
      Что за прекрасный день!

      Мальчишки решили, что разделят всё, только хлеб у каждого будет свой. И вскоре рядом с плитками шоколада и коробкой сардин выросла горка сахара, кусочки которого Крикун тщательно пересчитал.
      Яблоки невозможно было выложить на стол, их оказалось втрое больше, чем едоков. Похоже, все и вправду превосходно справились с задачей, но и здесь генерал со своей бутылкой водки снова всех переплюнул.
      – Каждый получит сигару, – заверил Курносый, широким жестом указывая на ровную плотную батарею тщательно отобранных стеблей клематиса: гладких, без узлов и с маленькими круглыми отверстиями, что говорило о том, что затягиваться будет хорошо.

      Одни находились в хижине, другие лишь заходили в нее; заходили, выходили, смеялись, хлопали себя по животам, в шутку обменивались тумаками и поздравляли друг друга.
      – Эй, старик, всё в порядке?
      – Вот что значит настоящий кореш!
      – Уж повеселимся!

      Решили, что начнут, когда будет готова картошка. За ней следили Курносый и Тижибюс: ворошили угли, отбрасывали горящие головешки, иногда с помощью палочки вытаскивая аппетитные клубни, чтобы потрогать их кончиком пальца. Обжигались и трясли руками, дули на пальцы и снова подбрасывали дрова.
      В это время Лебрак, Тентен, Гранжибюс и Крикун, пересчитав яблоки и кусочки сахара, на которые каждый имел право, занимались справедливой делёжкой плиток шоколада, конфеток и лакричных палочек.
      Огромное волнение охватило их, когда они начали открывать банку сардин: маленькие или большие? Получится ли поровну поделить содержимое на всех?

      Переворачивая кончиком ножа те сардинки, что лежали сверху, Крикун считал: восемь, девять, десять, одиннадцать!
      – Одиннадцать, – повторил он. – Ну ка, трижды одиннадцать – тридцать три, четырежды одиннадцать – сорок четыре! Вот чёрт! Ну что за чёрт! А нас сорок пять! Одному не хватит.

      Сидевший на корточках перед костром Тижибюс услышал этот зловещий возглас и в один момент решил проблему:
      – Пусть это буду я, если хотите, – воскликнул он. – А вы дадите мне облизать банку с маслом, я это так люблю! Годится?
      Годится ли? Да это просто потрясающе!
      – Думаю, печёная картошка готова, – произнёс Курносый, наполовину обгоревшей двурогой ореховой веткой отталкивая в глубину очага красноватые угли, чтобы лишить их поживы.
      – Тогда к столу! – проревел Лебрак.
      Он встал у входа:
      – Эй вы, отколовшиеся, вы что, не слышите? К столу, вам говорят! Давайте подходите! Может, сходить за знаменем?
      И все сгрудились в хижине.
      – Пусть каждый займёт свое место. Сейчас будем делить, – приказал командир. – Сначала картошка, начинать надо с горячего, так лучше. И вообще, это шикарно, так делают на званых обедах.

      И четыре десятка мальчишек уселись на свои места, плотно сжав коленки под прямым углом, как у египетских статуй, и, зажав в руке свой кусок хлеба, стали ждать раздачи.
      Она свершалась в благоговейной тишине: те, до кого ещё не дошла очередь, во все глаза смотрели на серые кругляши, чья матово белая дымящаяся плоть источала вкусный здоровый и сильный запах, усиливавший аппетит.
      Мальчишки счищали шкурку, вгрызались в мякоть, обжигались, выпускали картофелину из рук, и она иногда скатывалась на колени, где проворные руки вовремя подхватывали её. До чего же это было вкусно! Они смеялись, переглядывались, заразительная радость растормошила всех, и языки начали развязываться.

      Время от времени они подходили к лейке, чтобы напиться.
      Пьющий вытягивал губы хоботком, прикасался ими к жестяному носику, мощно втягивал воду, с полным ртом и раздутыми щеками проглатывал всё, давясь и выплевывая воду фонтаном, и разражался смехом под шутки товарищей.
      – Выпьет! Не выпьет! Спорю, что да! А я говорю, нет!

      Наступил черёд сардин.
      Крикун благоговейно разделил каждую рыбку на четыре части. Он действовал с крайней аккуратностью и точностью, чтобы части не крошились, и взял на себя выдачу каждому причитающейся порции. Деликатно, ножом, он подхватывал в банке, которую нёс Тентен, кусочек и клал каждому на хлеб его законную долю. В этот момент он был похож на священника, причащающего верующих.
      Никто не притронулся к своему куску, пока Крикун не обнёс всех; Тижибюс, как и было условлено, получил свою банку с маслом, а также несколькими крошечными ошмётками плавающей в нём кожицы.
      Получилось совсем понемногу, но до чего же вкусно! Ну и лакомство! И все принюхивались, вдыхали, прикасались, лизали лежащий на хлебе кусочек, радуясь своему везению, предвкушая удовольствие, которое вот-вот получат, когда начнут жевать, печалясь при мысли, что это будет длиться так недолго. Только проглотишь – и всё, конец! Никто не решался начать. Ведь так мало! Следовало наслаждаться, наслаждаться… и они наслаждались – глазами, руками, кончиком языка, носом… особенно носом. Пока наконец Тижибюс, который впитывал, подтирал, вымакивал остаток «соуса» кусочком свежего хлеба, в шутку не поинтересовался, не собираются ли они превратить рыбку в мощи. Для этого им всего лишь следует принести свои порции кюре, чтобы тот присоединил их к кроличьим косточкам, которые, приговаривая «Паштеты!» (игра слов: в оригинале – Passe tes cornes, созвучное Pax tecum – «Мир с тобой!» (лат.), он заставляет лобызать злобных старух.

      И все начали медленно есть, без хлеба, маленькими равными порциями, высасывая сок, впитывая его каждым бугорком языка, на ходу останавливая размягчённый, утопленный, залитый слюной кусочек, чтобы снова вернуть его под язык, заново пережевать и только потом нехотя проглотить.

      Так же благоговейно всё и закончилось. Потом Страхоглазый признался, что было чертовски вкусно, но такое ощущение, что ничего и не было!

      На десерт были конфеты и лакричные палочки, которые полагалось грызть по дороге домой. Оставались яблоки и шоколадки.

      – Ага, но когда же мы будем выпивать? – поинтересовался Було.
      – Вон лейка, – ответил шутник Гранжибюс.
      – Скоро, – успокоил Лебрак, – вино и водка напоследок, с сигарой. А теперь – шоколад!
      Каждый получил свою долю: кто-то в двух кусках, кто то – в одном. Это было основное блюдо – его ели с хлебом; впрочем, кое кто из хитрецов предпочел сначала съесть пустой хлеб, а уже потом, конечно, и шоколад.

      Зубы откусывали и пережёвывали, глаза сверкали. Оживлённый охапкой вереска, огонь в очаге румянил щёки и придавал яркости губам. Говорили о былых сражениях, о будущих боях, о предстоящих победах. Понемногу стали махать руками, притопывать ногами и вертеться.

      Пришла пора яблок и вина.
      – Пить будем все по очереди из маленькой кастрюльки, – предложил Курносый.
      Но Крикун презрительно ответил:
      – Ни за что! У каждого будет свой стакан!
      Подобное заявление потрясло сотрапезников.
      – Стакан? У тебя что, есть стаканы? У каждого свой стакан! Ты что, спятил, Крикун? Как это?
      – Ха-ха-ха! – веселился их приятель. – Вот что значит быть умником! А яблоки-то вам зачем?
      Никто не понимал, к чему клонит Крикун.
      – Вот пустоголовые! – продолжал он без всякого уважения к собравшимся. – Берите свои ножики и делайте как я.
      С этими словами изобретатель тут же проковырял ножом отверстие в пузатом румяном яблоке, тщательно вынул мякоть, превратив таким образом прекрасный плод в оригинальную чашу.
      – И правда! Что за чёрт этот Крикун! Потрясающе! – воскликнул Лебрак.
      И незамедлительно приступил к раздаче яблок. Все тут же принялись вырезать себе стаканчики, пока словоохотливый и торжествующий Крикун объяснял:
      – Когда я ходил подпаском, если мне хотелось пить, я вырезал сердцевину из большого яблока, доил корову и – вжик вжик! – наполнял свою кружечку тёплым молоком.

      Когда все смастерили стаканы, Гранжибюс и Лебрак откупорили бутылки. И поделили между собой сотрапезников. Бутыль Гранжибюса, более вместительная, чем другая, должна была обеспечить двадцать три воина, а бутыль командира – двадцать два. К счастью, стаканы получились маленькие, и делёжка была справедливой, по крайней мере, хотелось бы верить, потому что она не дала повода ни для каких нареканий.

      Когда всем налили, Лебрак, подняв своё наполненное зельем яблоко, произнес соответствующий случаю тост:
      – А теперь – за нас, старики, и в задницу вельранцев!
      – За тебя!
      – За нас!
      – Слава нам!
      – Да здравствуют лонжевернцы!
      Они чокнулись яблоками и, воздев свои бокалы, проорали оскорбления в адрес врага. Сотрапезники восхваляли отвагу, силу и героизм Лонжеверна. И они выпили, вылизали и обсосали свои яблоки.
      – А что, может, споём?! – предложил Тижибюс.
      – Давай, Курносый! Твою песню!
      Курносый затянул:

            Нет ничего прекрасней
            Артиллериста с жёнкой!..

      – Жаль, что такая короткая! Отличная песня! А теперь все вместе споём «Рядом с моей милой». Её все знают. Начнём. Раз! Два а а!
      И во всю силу своих молодых легких парни запели старую песню:

             В густом саду отцовском
            Сирень уже цветёт,
            Скворцы и перепёлки
            Стрекочут без забот.
            Вот!
            Рядом с моей милой
            До чего же хорошо!
            Рядом с моей милой
            Самый сладкий сон.
            Скворцы и перепёлки
            Стрекочут без забот,
            На каждой ветке птица
            Гнездо прилежно вьёт.
            Вот!
            Рядом с моей милой
            До чего же хорошо!
            Рядом с моей милой
            Самый сладкий сон.
            На каждой ветке птица
            Гнездо прилежно вьёт.
            Там день и ночь поёт.
            Вот!
            Рядом с моей милой
            До чего же хорошо!
            Рядом с моей милой
            Самый сладкий сон.
             И сизая голубка
            Там день и ночь поёт.
            Девицам в утешенье –
            Кто мужа не найдёт.
            Рядом с моей милой…

      Закончив эту песню, захотели спеть другую, и Тентен начал:

            Малышка барабанщик идёт-бредёт с войны,
            Малышка барабанщик идёт-бредёт с войны,
            Идёт-бредёт с войны,
            Пам-пам трам-пам-пам…

      Но её бросили на полпути, потому что теперь уже, когда все выпили, им хотелось чего то другого, чего то получше.
      – Ну ка, Курносый! Давай, спой нам, как Мадлен побывала в Риме!
      – Да ну, я знаю только несколько слов из двух куплетов, не стоит; и вообще, её никто не знает! Если рекруты видят, что мы подходим послушать, они умолкают и говорят, чтобы мы отвалили.
      – Потому что это смешно.
      – Нет, просто там похабщина. Там есть такая штука, уж не знаю, что это, куда они пихают эту Мадлен, какой то иститут и патеон, пехотный полк, штык к пушке и ещё куча всякого барахла, о чём я и подумать не могу.
      – Потом, когда мы станем новобранцами, мы её тоже узнаем, – успокоил всех Тижибюс, чтобы призвать своих товарищей к терпению.
      Тогда они попытались вспомнить песню, которую поёт Дебьез, когда напивается:

            Луковый суп, народный бульон…

      Потом с грехом пополам попробовали затянуть мотивчик Кенкена-браконьера:

            Потому что Рай, тра-ля-ля,
            Потому что Рай, тра-ля-ля,
            Потому что Рай
            Пьяницам обещан…

      Они устали от бесплодной борьбы, ансамбль распался, и наступило короткое недоуменное молчание.
      Тогда, чтобы прервать его, Було предложил:
      – А давайте показывать фокусы?
      – Чёртовы затеи!
      – Или поиграем в «Голубь летает»? – предложил кто то.
      – Вот ещё, девчачья игра! Тогда почему бы не попрыгать через скакалку!
      – А наша водка, чёрт возьми! – проревел Лебрак.
      – А мои сигары! – завопил Курносый.

      Услышав восклицание командира, каждый снова взял своё яблоко, и, пока Курносый, проходя между рядами, с непринужденным изяществом предлагал сигары из клематиса, Гранжибюс раздавал кусочки сахара.
      – Надо же, какая гулянка!
      – И не говори! Славная попойка!
      – Настоящий пир!
      – Знатный кутёж!

      Лебрак мастерски встряхивал бутылку, в водке появлялись пузырьки воздуха, поднимались к горлышку и, прежде чем лопнуть, украшали его пенистой короной.
      – Хорошая, – похвалил он, – это местная. Вон какая шапочка получается. Осторожно, не шевелитесь, дайте пройти.
      И он медленно поделил на сорок пять собутыльников литр алкоголя. Это продолжалось целых десять минут, но, пока не был дан сигнал, никто не пил. Затем снова зазвучали тосты, игривые и свирепые, как никогда. Собутыльники стали макать в водку сахар и понемногу выкачали всю жидкость.
      Тысяча чертей! До чего же она была крепкая! Малыши расчихались, закашлялись, стали отплёвываться, покраснели, их лица приобрели фиолетовый или багровый оттенок. Но ни один не захотел признаться, что у него жжёт горло и выворачивает внутренности.

      Водка была краденая – значит, хорошая, даже восхитительная, и ни капли не могло пропасть!
      Так что, хоть ты сдохни, они выпили всё до последней молекулы и вылизали яблоко, и съели его, чтобы не пропадал сок, пропитавший его мякоть.

      – А теперь закурим! – предложил Курносый.
      Истопник Тижибюс пустил по рядам тлеющие головешки. Вставив в зубы куски клематиса, все принялись изо всех сил их раскуривать, полуприкрыв глаза, втягивая щёки и покусывая губы. Иногда, если кто-нибудь особенно сильно старался, хорошо высушенный клематис даже воспламенялся. Мальчишки восхищались и старались повторить этот подвиг.

      – Может, пока у нас ноги в тепле и полное брюхо, пока мы преспокойно курим хорошую сигару, потравим байки?
      – Да, отлично! Или загадаем загадки?
      – А можно для развлечения поиграть в фанты.
      – Старики, – прервал их Крикун. Он сидел скрестив ноги, солидный, с сигарой в зубах. – Старики, если хотите, я вам расскажу одну штуку. Кое что очень серьёзное, чистая правда. Я сам недавно узнал. Это даже почти история. Ну да, я слыхал, как старый Жан Клод рассказывал моему крёстному.
      – Да? Ух ты! И что же? – раздались многие голоса.
      – О том, почему мы бьёмся с вельранцами. Ведь это длится, дорогие мои, уже не год и не два, а годы и годы…

(Луи Перго, «Пуговичная война»)






"Папаша Какакша и Мамаша Какаша":



- via sasa

Настроение: blahblah
Tags:

(24 комментария | Оставить комментарий)

Comments
 
[User Picture]
From:sasa
Date:Ноябрь 15, 2018 08:59 am
(Link)
о, "война пуговиц"!
Кстати Père la Colique был игрушкой непростой - ему в зад вставли спецкартиридж и поджигали. Благодаря химической реакции получалась мега-какашка
https://encheres.catawiki.eu/kavels/15127945-p-re-et-m-re-la-colique-jouets-humoristique-avec-recharges

[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 09:20 am
(Link)
о как :)
[User Picture]
From:sasa
Date:Ноябрь 15, 2018 09:22 am
(Link)
ага, только щаз нагуглил и до сих пор офигеваю ;)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 09:23 am
(Link)
это надо показать :)
[User Picture]
From:mckuroske
Date:Ноябрь 15, 2018 11:16 am
(Link)
Какая-какая паста?!
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 11:33 am
(Link)
паста Колгейт неро (с сепией - чернилами каракатицы), чёрная, короче. Ну почти. Бывает и чернее.



Edited at 2018-11-15 11:33 (UTC)
[User Picture]
From:mckuroske
Date:Ноябрь 15, 2018 11:42 am
(Link)
Да нет, я про корейскую, со второй картинки. Больно уж хорошо получилось - честно несколько секунд пыталась искать этимологию и обдумывала состав.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 12:02 pm
(Link)
там же ссылка, по ней википедическая статья про неё :)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 12:03 pm
(Link)
а! "псоево-еречная"... Это я вижу сейчас неважно и пальцы иногда заплетаются :)
[User Picture]
From:mckuroske
Date:Ноябрь 15, 2018 12:13 pm
(Link)
Я и говорю - красиво получилось.
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 15, 2018 12:38 pm
(Link)
особенно 3читывая, что она корейская...
[User Picture]
From:atsman
Date:Ноябрь 16, 2018 12:49 am
(Link)
Замечательно! От ваших фото поднялся аппетит, пойду, перекушу (ц). :)))
Какой странный, необычный текст! Я сначала подумал, что он про дядек, мужланов, воинов, а он оказался --- про мальчишек! :)))
Интересно, он и на языке оригинала, французском, производит такое впечатление? Прости меня Господи, тьфу-тьфу, не вы, случаем, переводили? :)))
У меня когда-то была мысль посоветовать вам (не помню, посоветовал, нет; сейчас вспомнил о ней) не класть всё в одну тарелку, как бы она ни была велика, а разложить ингредиенты по небольшим тарелочкам --- ломтик тофу на одну, пару маслин-оливок на другую... Иногда вижу что-то, что кажется (для меня) не вполне совместимым (по крайней мере, на одной тарелке), но, думаю, если их развести по разным тарелкам, было бы замечательно. (*В сторону*) Было бы по-японски или по-корейски. :)))
Кочхучжан - не соево-перечная паста. Он --- перечно-соевая паста. :))) Перца (красного, жгучего, корейского чили) в виде порошка в нем, по крайней мере, в два раза больше толченой в порошок сушеной соевой массы (она по-корейски называется мечжу и служит основой для приготовления твенчжана ака мисо и прочих кондиментов), что объясняет его ядреный вкус и насыщенный красный цвет. Подсели на него? Одобряю.

Edited at 2018-11-16 00:50 (UTC)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 16, 2018 10:14 am
(Link)
я прежде тоже предпочитал несколько плошек, но сейчас маловато места на моём "столе". Который табуретка :)
[User Picture]
From:atsman
Date:Ноябрь 23, 2018 12:45 pm
(Link)
Таак это ж самое то! У корейцев (по крайней мере, так раньше было, при домострое :)), в кино короли, янбаны кушают с индивидуальных столиков, которые как раз размером с табуретку. :)))
А вы подпилите ножки у вашего табуреточного стола, и будет у вас --- королевский стол! :))) Правда, нужно будет сидеть на полу. Он у вас подогреваемый? :)))
[User Picture]
From:inkakris
Date:Ноябрь 23, 2018 11:49 am
(Link)
а разве основной ингредиент не должен идти последним в перечислении?
я провожу аналогию с описанием состава леса, так вот осинно-лещинно-березовый будет в основном состоять из берёз
[User Picture]
From:atsman
Date:Ноябрь 23, 2018 01:20 pm
(Link)
И впрямь. Надо будет подумать над этим вопросом. :)))
Я встречал разные комбинации таких составных названий лесов, например, "сосново-березовый лес", "березово-сосновый лес", но они никогда не попадались в одном тексте, рядом, и я никогда не задумывался над тем, чего больше в таких лесах, берез или сосен. Думал, их поровну. :)))
С едой тоже непонятно. С одной стороны, говорят, например, "чесночно-перечная паста", но, с другой стороны, говорят и "перечно-чесночная паста". Чего в чем больше, чеснока или перца? :))) А взять сметанно-чесночный соус и чесночно-сметанный. Если согласиться с вами, получается, что в сметанно-чесночном соусе основной, процентов на 90, ингредиент - это чеснок, а сметана - просто так, добавка, приправа, для вкуса, аромата. Пробовали когда-нибудь сметанно-чесночный соус? :))) Несомненно, над этим вопросом надо будет поразмышлять. :)))
Я бы кочхучжан называл просто - перечная паста (по основному ингредиенту). :))) Перечная паста или паста из перца с добавлением муки клейкого риса, молотого мечжу, соли, воды и т.д. :))) Кстати, тогда по-хорошему надо бы в названии отразить и рис! Ведь его в пасте ровно столько, сколько молотого мечжу (сушеной сои), а, возможно, и больше! Он должен стоять на втором месте в названии! :)))
[User Picture]
From:featherygold
Date:Ноябрь 17, 2018 09:29 am
(Link)
Все очень вкусно и красиво.
А почему стола нет? не хотите или места нет?:)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 19, 2018 08:27 am
(Link)
я уже как-то хвастался,что у еня очень удобная кухня - до всего можно достать, просто поворачиваясь вокруг своей оси :)

Прежде я ел в комнате, там был небольшой столик перед креслом. Сейчас в принципе можно было бы... но я привык, в кухне телевизор висит, в комнате всё ещё стоят ящики с книгами недоразобранные... привык, в общем. В кухне есть раскладной стол, но его же надо РАСКЛАДЫВАТЬ... так что он стоит сложенный - в таком виде это такой узенький столик у окна, и на нём стоят всякие приправы. В кресле мне удобнее... :)
[User Picture]
From:featherygold
Date:Ноябрь 19, 2018 07:30 pm
(Link)
Понятно:)) был у меня знакомый, очень довольный своей квартирой, "представляешь, так хорошо, пылесосить можно не вставая со стула...":)
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 20, 2018 08:11 am
(Link)
:)

...напомнило, как японцы подбирали мне первую квартиру: https://phd-paul-lector.livejournal.com/167336.html
[User Picture]
From:featherygold
Date:Ноябрь 20, 2018 03:00 pm
(Link)
Прелесть:)) "чтобы он достаточно поместился:))
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 21, 2018 07:37 am
(Link)
Это перевод с английского, с джапглиша. Я постарался передать как можно более точно :)
[User Picture]
From:featherygold
Date:Ноябрь 21, 2018 08:27 am
(Link)
Я поняла:)) но ведь прелесть
[User Picture]
From:phd_paul_lector
Date:Ноябрь 21, 2018 08:34 am
(Link)
ну да, вот и мне понравилось :)
другой дневник, на ли-ру. С картинками и фотоальбомом! Разработано LiveJournal.com